Category: здоровье

Category was added automatically. Read all entries about "здоровье".

vill

(no subject)

Встретили тут давеча бабушку, которая толкала в горку тачку с двумя небольшими брёвнами для фундамента теплицы.
Ну, помогли, конечно, докатить тачку до дома. Бабушка по дороге рассуждала: "Ох, плохо, мальцы, дай вам Бог здоровья, без мужика в деревне. Я-то своего сама в гроб загнала. Пяздела всё, пяздела. Знала б, как всё будет, так слова бы не сказала. Гулял бы, бил бы - молчала бы. Только бы живой был. А вот двадцать лет уже мучаюсь".
Заплакала. Мы скинули брёвна у неё во дворе и пошли дальше. Чего тут возразишь.
Дремучий менталитет, хуле там.
vill

Обещал к утру стереть. А пускай висит.

Лет тому двенадцать назад произошла со мной до боли зубовной банальная история.
Ну, то есть, была у меня тогда дико, даже, не побоюсь этого слова, до опизденения любимая женщина и самый лучший друг, которого можно вообразить - не в нынешнем смысле друг, а тот, который больше чем родня: он меня и из милиции вытаскивал, и последнюю сигарету пополам, ну и всё такое. Такой, с большой буквы, Друг.
А тут хуяк!: в одну секунду ни женщины, ни друга. Человек современный, он бы пожал плечами: ну и что тут трагического? Но я же замшелый.
И вот в небольшом моём уютненьком внутреннем королевстве вместо плюшек, самовара, по пиесят и женщины только что из-под душа - ветер свищет и собаки воют.

Я тогда молодой ещё довольно был. Снаружи меня били не раз, а вот чтобы изнутри, да так внезапно - это тогда ещё было сильно больно.
Ну, чего делать: купил ящик водки для того, чтобы мысли в голове как-то остановить и на всякий свой мысленный вопрос отвечать: "Ы?" Перестал ходить на работу и передвигался по дому строго на четвереньках. Спал на полу голым. Просыпаясь иногда, нашаривал рядом с собой бутылку и наклонял её ко рту. Так я провёл неделю или может быть две - увы, со счётом времени были проблемы.
Почему я тогда не поймал белку и вообще до сих пор живой - это вопрос не ко мне.

Но потом ничего - всё помаленьку наладилось.
Женщину я через месяц реабилитировал: ну что с них взять, с этих баб? - они ж только пиздой своей думают.
А вот бывшего друга я проклял навсегда без права помилования. Потому что это было как если бы он выстрелил мне между лопаток, а я выжил.
Он приходил как-то мириться, но был безжалостно послан нахуй.

С тех пор прошло двенадцать лет с половиною (да, в феврале то дело было).
В позапрошлом, кажется, году приезжал в Питер томский профессор Валера, общий когда-то наш знакомый с этим бывшим другом, и насильно всучил мне бумажку с его лондонским телефоном. Но бумажку эту я тут же выкинул, потому что мне её было неприятно даже засовывать в карман.
Это не острая какая-то обида, типа как в килбиле - я про неё вспоминаю не то, чтобы не каждый день, а даже и не каждый год, но всё равно. Не забуду, не прощу. Я не злопамятный - я просто всё помню.

А тут, ворочаясь в своей келье и перебирая в памяти некоторые факты своей биографии (для дела нужно), наткнулся снова на эту историю.
Разархивировал её из головного мозга, просмотрел ещё один раз и вдруг как-то очень легко и из самой глубины своей души произнёс неканонический, наверное, текст: "Ну ладно, Серёга, хуй с тобой. Я тебе больше не судья".

И выпал вдруг из меня, пусть иллюзорный, но очень тяжёлый кирпич. И стало мне легко. Потому что это была наверное последняя серьёзная для меня обида, которую я зачем-то с собой столько лет таскал. И вытекли из меня слёзы (при том, что трезвый), аж подушку потом пришлось переворачивать. Хорошо, хоть никто не присутствовал, а то бы неудобно было.

Желающие при желании могут счесть это сообщение проповедью.
vill

(no subject)

Будучи ненавистником всего живого, впустил в дом жить ещё одного обитателя. Хозяйка его отбыла в Луки, и никому он тут больше нахуй не нужен, тем более, что у него какие-то проблемы со здоровьем. Сдохнет ведь без меня.
Сидит вот, мурлычет. Будет срать в доме - получит страшных пиздюлей. Назвать думаю Виссарионом. В честь самого лучшего литературного критика и папы Великого Кормчего.
vill

(no subject)

Любой человек, побывавший в медицинском учреждении немедленно становится больной.
У меня вот тут на углу улицы Гаврской висит объявление: "1000 анализов за один час!" И я очень хорошо представляю себе человека, который зашёл в эту лабораторию совершенно здоровым, а через час вышел дряхлым, ни на что не годным, инвалидом. Ещё час назад он даже и вообразить себе не мог, что ему немедленно нужно ехать в Купчино на посев кала, что СОЭ и РОЭ у него совершенно не соответствуют друг другу, что в лёгких у него шумы, а в кишечнике - подземные стуки, что в мозгу у него затемнение, а в почках - размытость.
Я сам сегодня провёл часа полтора в медицинском учреждении по пустяковому поводу, и вдруг задумался: а не сделать ли мне себе УЗИ? Подошёл старичок, явно не жилец, спросил, где тут сорок восьмой кабинет, ушёл. Я прислушался к своему организму, и действительно - что-то там очень не в порядке: шуршит что-то, булькает где-то не там. Закололо почку, заныла печень, селезёнка ёкнула. Потряс головой: свят-свят, отпустило.
Я вообще так думаю, лично для себя, что узнать за три дня до смерти о том, что у тебя рак, оно гораздо лучше, чем четыре года лежать под капельницей и умереть в конце концов на два дня (месяца, года) позже.
vill

(no subject)

malsincСлава, с днём рождения. Ты уже стал совсем большой. Пойду-ка я выпью за твоё здоровье сто грамм синопской и съем чебурек.
vill

(no subject)

Купленный в шведском гастрономе сахар оказался очень несладким (обычно я кладу в чашку две ложки, а этого нужно три с половиной), что навело меня на размышления о буржуазном обществе потребления.
Единственная задача консумеристического общества, как известно, состоит в том, чтобы впаривать людям как можно больше (чаще всего совершенно ненужных) продуктов. Поэтому необходимо лишить даже нужные продукты тех свойств, из-за которых их собственно и потребляют: сахар должен быть несладкий, соль несолёная, горчица пресная, а масло немасляное (всё это втюхивается под видом "здорового" образа жизни). Хороший пример - бигмак из макдональца: вроде бы предполагается, что это булка с котлетой и овощами, но на самом деле булка и котлета сделаны из одного и того же картона, салат и помидоры выращены на физрастворе и всё это полито бесвкусной горчицей и синтетическим майонезом. Понятно, что пищевая ценность такого блюда такая же, как у рулона туалетной бумаги: брюхо набить можно, а жрать всё равно хочется. Можно конечно съесть пять или десять бигмаков (ведро воды, как известно, заменяет стакан сметаны), но тогда человек становится очень жирным. И это хорошо! Потому что он платит огромные деньги за то, чтобы похудеть.
Ну или можно не есть десять бигмаков, а купить особые добавки, которые делаются из того, что не положили в бигмаки, типа гербалайф или витамины. Но всем известно, что в биодобавки и витамины добавляют наркотики, чтобы человек один раз их попробовал и потом уже не мог без них жить. Это дело, кстати, очень давно изобрели поляки - они под видом безобидных капель от насморка "галазолин" продавали сильнейший наркотик. Я знал нескольких женщин, которые без этого галазолина даже не могли выйти из дома, а некоторые, говорят, умирали, если вовремя его не употребляли.
Кроме того, от негодной пищи у людей развивается множество болезней, которые нужно лечить дорогостоящими лекарствами. А они, как известно, помогая, например, от печени, разрушают при этом селезёнку, а от лекарства от селезёнки немедленно перестаёт стоять хуй. А вы думали откуда столько писем про виагру?
В общем пиздец. А я пойду лучше на велосипеде кататься, пока не стемнело совсем - у них тут ещё и время какое-то совсем другое.
vill

(no subject)

Да, спасибо всем, кто поздравил. Глупо как-то отвечать через сутки, но тем не менее.
Вчерашний мой день рождения удалось уничтожить без особенных происшествий. Все живы и даже относительно здоровы. Чего смело можно пожелать практически всем из ныне живущих.
vill

(no subject)

Дядя Паша Штатын, когда садился в свой трактор беларусь, трактор этот сильно проседал на левое заднее колесо и ехал потом весьма-таки наискосок. Дядя Паша весил килограмм наверное двести и выпивал одним духом алюминиевую кружку самогону, а алюминиевая кружка - это не поллитра между прочим, а очень существенно больше. Такие кружки приковывали цепочкой к алюминиевому же баку на вокзалах или в поле во время сбора урожая.
Дядю Пашу всегда звали когда нужно было зарезать свинью. Женщин в деревне всегда больше, чем мужчин, плохо живут мужчины в деревне и недолго очень. Ну вот дядька мой к примеру Анатолий - красавец и гармонист, прошедши всю войну с маршалом Рокоссовским, вернувшись здоровым - с руками и ногами, накинул однажды в шестьдесят шестом году петлю на балку в коровнике и без всяких объяснений повесился.
А женщина что, женщина максимум что может - это курице топором голову оттяпать, а свинья - животное серьёзное, злое и умное, и такое же, почти как человек подлое существо, несмотря на ложный свой хвостик крючком. Просто так его не зарежешь, потому что чувствует оно, когда пришли его убивать. А дядя Паша умел, он был не злой, звери его не боялись и он резал сразу и наверное не больно, хотя всё равно конечно этого не узнаешь, пока тебя самого не зарежут.
После этого дяде Паше наливали ту самую кружку самогону, кормили самым вкусным - сердцем, печёнкой и почками, потом он выпивал ещё одну алюминиевую кружку, шёл домой и конечно засыпал прямо на крыльце безупречного своего немецкого домика, и крошечная его жена по имени Эльвира колотила его чем попало, рыдая на всю улицу от того, что дяде Паше на самом деле всё это было совершенно похуй.
vill

(no subject)

Кто-то зарезал моих соседей. Или может быть они кого-то зарезали или друг друга перерезали, не знаю, но вся площадка вчера вечером была довольно изрядно измазана Кровищщей неестественного какого-то клюквенного цвета.
Милиция конечно сразу обрадовалась такому удачному поводу схватить меня прямо на дому. А то я в последнее время стал Хитрый и почти не езжу в метро, где она меня обычно дожидается.
Милиция меня долго допрашивала, но я ни в чём ей не сознался, вообще ни в чём. Я даже не назвал ей номер своей квартиры, потому что сам его никогда не помню, помню только что цифры все чётные. А нахуя мне спрашивается знать номер своей квартиры, если я и так помню, где она расположена. А газеты и журналы я не выписываю, потому что сейчас не стало хороших газет и журналов. Это раньше были моделист-конструктор и техника-молодёжи, а сейчас хуйня одна какая-то.
Только кажется милиции это не очень понравилось. Человек конечно имеет право не помнить номер своей квартиры, это на здоровье, может быть он вообще пришёл домой из дурдома ванную принять, но милиции такой человек почему-то сразу сильно не нравится. Кое-как её из дома вытолкал. Обещала впрочем вернуться - у неё кажется есть мысль, что возможно это я всех зарезал.