Category: здоровье

vill

(no subject)

Встретили тут давеча бабушку, которая толкала в горку тачку с двумя небольшими брёвнами для фундамента теплицы.
Ну, помогли, конечно, докатить тачку до дома. Бабушка по дороге рассуждала: "Ох, плохо, мальцы, дай вам Бог здоровья, без мужика в деревне. Я-то своего сама в гроб загнала. Пяздела всё, пяздела. Знала б, как всё будет, так слова бы не сказала. Гулял бы, бил бы - молчала бы. Только бы живой был. А вот двадцать лет уже мучаюсь".
Заплакала. Мы скинули брёвна у неё во дворе и пошли дальше. Чего тут возразишь.
Дремучий менталитет, хуле там.
vill

(no subject)

Будучи ненавистником всего живого, впустил в дом жить ещё одного обитателя. Хозяйка его отбыла в Луки, и никому он тут больше нахуй не нужен, тем более, что у него какие-то проблемы со здоровьем. Сдохнет ведь без меня.
Сидит вот, мурлычет. Будет срать в доме - получит страшных пиздюлей. Назвать думаю Виссарионом. В честь самого лучшего литературного критика и папы Великого Кормчего.
vill

(no subject)

Почитал я тут коментарии к записи про стоимость жизни в деревне и некоторым образом ужаснулся.

Отчего-то некоторые люди полагают, что переехать в деревню - это примерно как сменить пол: вчера ты сидел в кондиционированном офисе в чистом белье с маникюром на ногах и ежедневно посещал дантиста, а сегодня ты уже стоишь с выбитыми зубами по колено в говне и мечешь это самое говно лопатой, дабы обеспечить себе полную автономность по методу маниака Кошастого.
Кошастый - он програмист, а програмисты, они вообще все маниаки, за исключением двух-трёх человек.
А жизнь - она в подавляющем большинстве случаев не цифровая, а аналоговая.

И ещё многие почему-то представляют деревню по воспоминаниям о детстве у бабушек-дедушек или по кинофильмам: лежишь ты вот эдак в родильной горячке, а доктора Полякова занесло в сугробе вместе с его полным морфию целебным чемоданчиком. А волки-то воют!

Кстати да, действительно воют время от времени. А может это провода гудят - хуй там разберёшь.
vill

(no subject)

Проснулся утром от строгого стука в окно - так мог бы стучать только участковый.
Вылез из-под одеяла, выглянул: Дятел. В точности такой, какого я рисовал для книжки Шестакова. Тогда уже я сурово посмотрел ему в глаза - рамы-то у меня чай не казённые и если их будет долбить клювом всякий дятел, то не напасёшься.
Дятел вздохнул и улетел обратно - долбить мой фикус, который на самом деле еле живая яблоня. Это на здоровье. Хотя волшебных птиц, как все знают, должно быть две. Но ничего - может по весне найдёт себе бабу.
vill

(no subject)

malsincСлава, с днём рождения. Ты уже стал совсем большой. Пойду-ка я выпью за твоё здоровье сто грамм синопской и съем чебурек.
vill

(no subject)

Покрасил яйца, для чего выгрёб в гастрономе из лотка всю луковую шелуху. Для отвода глаз купил ещё две луковицы, но тётушка на кассе всё равно посмотрела на меня с удивлением, хотя ничего и не сказала - вежливые они тут. Я всегда становлюсь к одной и той же кассе - к поседевшей блондинке лет пятидесяти. Она говорит приветливо "хей", я тоже говорю "хей". Потом она называет мне неразборчивую сумму по-шведски, я смотрю на циферки на кассе и стараюсь дать ей денег без сдачи и говорю тогда "вашагод", а она говорит мне "так", а если не получается без сдачи, она даёт мне много монеток и мы говорим всё наоборот: она "вашагод", а я ей "так". В общем ничего сложного.

Когда я красил яйца в кастрюле, два тутошних поляка (один мужчина, другой женщина) посмотрели на меня как на идиота - Пасха-то давно прошла! Но тоже ничего не сказали, и я промолчал - как-то мы с ними тут не подружились. Вообще с поляками у меня плохо складываются отношения: ещё когда сюда ехал и болтался без дела в гавани Нюнесхам, до меня немедленно доебался в кафе какой-то поляк, дожидающийся парохода в Гданьск. Узнав, что я русский, он немедленно решил сделать меня лично ответственным за пакт Молотова-Риббентропа, кое-как от него съебался.

А вообще чего-то тут не хватает. Вроде бы всё хорошо и сделано всё специально так, чтобы всё было удобно, а хуй его знает - витамина какого-то в окружающем пространстве нет, что ли, ну или не знаю чего. Значит пора собираться домой, к себе на пискарёвку.
vill

(no subject)

Купленный в шведском гастрономе сахар оказался очень несладким (обычно я кладу в чашку две ложки, а этого нужно три с половиной), что навело меня на размышления о буржуазном обществе потребления.
Единственная задача консумеристического общества, как известно, состоит в том, чтобы впаривать людям как можно больше (чаще всего совершенно ненужных) продуктов. Поэтому необходимо лишить даже нужные продукты тех свойств, из-за которых их собственно и потребляют: сахар должен быть несладкий, соль несолёная, горчица пресная, а масло немасляное (всё это втюхивается под видом "здорового" образа жизни). Хороший пример - бигмак из макдональца: вроде бы предполагается, что это булка с котлетой и овощами, но на самом деле булка и котлета сделаны из одного и того же картона, салат и помидоры выращены на физрастворе и всё это полито бесвкусной горчицей и синтетическим майонезом. Понятно, что пищевая ценность такого блюда такая же, как у рулона туалетной бумаги: брюхо набить можно, а жрать всё равно хочется. Можно конечно съесть пять или десять бигмаков (ведро воды, как известно, заменяет стакан сметаны), но тогда человек становится очень жирным. И это хорошо! Потому что он платит огромные деньги за то, чтобы похудеть.
Ну или можно не есть десять бигмаков, а купить особые добавки, которые делаются из того, что не положили в бигмаки, типа гербалайф или витамины. Но всем известно, что в биодобавки и витамины добавляют наркотики, чтобы человек один раз их попробовал и потом уже не мог без них жить. Это дело, кстати, очень давно изобрели поляки - они под видом безобидных капель от насморка "галазолин" продавали сильнейший наркотик. Я знал нескольких женщин, которые без этого галазолина даже не могли выйти из дома, а некоторые, говорят, умирали, если вовремя его не употребляли.
Кроме того, от негодной пищи у людей развивается множество болезней, которые нужно лечить дорогостоящими лекарствами. А они, как известно, помогая, например, от печени, разрушают при этом селезёнку, а от лекарства от селезёнки немедленно перестаёт стоять хуй. А вы думали откуда столько писем про виагру?
В общем пиздец. А я пойду лучше на велосипеде кататься, пока не стемнело совсем - у них тут ещё и время какое-то совсем другое.
vill

(no subject)

Да, спасибо всем, кто поздравил. Глупо как-то отвечать через сутки, но тем не менее.
Вчерашний мой день рождения удалось уничтожить без особенных происшествий. Все живы и даже относительно здоровы. Чего смело можно пожелать практически всем из ныне живущих.
vill

(no subject)

Кто-то зарезал моих соседей. Или может быть они кого-то зарезали или друг друга перерезали, не знаю, но вся площадка вчера вечером была довольно изрядно измазана Кровищщей неестественного какого-то клюквенного цвета.
Милиция конечно сразу обрадовалась такому удачному поводу схватить меня прямо на дому. А то я в последнее время стал Хитрый и почти не езжу в метро, где она меня обычно дожидается.
Милиция меня долго допрашивала, но я ни в чём ей не сознался, вообще ни в чём. Я даже не назвал ей номер своей квартиры, потому что сам его никогда не помню, помню только что цифры все чётные. А нахуя мне спрашивается знать номер своей квартиры, если я и так помню, где она расположена. А газеты и журналы я не выписываю, потому что сейчас не стало хороших газет и журналов. Это раньше были моделист-конструктор и техника-молодёжи, а сейчас хуйня одна какая-то.
Только кажется милиции это не очень понравилось. Человек конечно имеет право не помнить номер своей квартиры, это на здоровье, может быть он вообще пришёл домой из дурдома ванную принять, но милиции такой человек почему-то сразу сильно не нравится. Кое-как её из дома вытолкал. Обещала впрочем вернуться - у неё кажется есть мысль, что возможно это я всех зарезал.