Category: знаменитости

Category was added automatically. Read all entries about "знаменитости".

vill

(no subject)


это действительно случилось.
Дима умер вчера рано утром. обширное внутреннее кровоизлияние, если это важно кому-то знать.

мы будем хоронить его во вторник, рядом с нашей деревней. никогда мы не говорили об этом всерьез - но когда говорили невсерьез, он шутил, что хотел бы лежать под дубом на краю нашего участка. это, Дима, вряд ли нам разрешат - но далеко мы тебя тоже не повезем.

и спасибо вам всем большое за те слова, которые вы пишете и говорите.
Катя.
vill

Просто бытовое

Я вот тут давеча сидел третьего дня, точнее ночью, за компьютером. Снаружи дождь, ничего не пишется, хотя надо. То есть пишется, но такое нудное, что прямо бы и насморкал на клавиатуру при том, что там и так половину букв не видно уже.
Так что полез в ленту друзей. Нашёл там сообщение pesen_netСлавы Сэ (он вряд ли нуждается в моей рекламе). Прочитал. Зашёл в журнал Славы Сэ, прочитал ещё двадцать сообщений. Потом ещё двадцать и ещё двадцать.

Выключил лампочку (компьютер я на ночь не выключаю, потому что крысы очень громко топочут), залез под одеяло и задумался.
В принципе этот жанр называется "байка". Экслер, например, в этом жанре работает. Но ни одной его байки я даже до середины не дочитал. Потому что там юмор. А юмор, он же не в том состоит, чтобы меня щекотать, чтобы я рассмеялся, а в том, ну я не знаю в чём. Может быть в том, что и юмора-то никакого нет и поэтому смешно.

Подумав эту важную мысль, я чуть было не заснул, но всё ж таки поставил будильник в телефоне на семь сорок. Будильник этот давно не издаёт никаких звуков, кроме невнятного гудения, но я всё равно поддерживаю этот карго-культ, как тот британец, который ежедневно брился на необитаемом острове.
vill

(no subject)

Помнится было такое поветрие - показывать друг другу свои десктопы. Потом прошло. Но вообще-то в качестве эксгибиционизма гораздо эффективнее показывать друг другу свои плейлисты. Это очень интимное занятие. Как говорила одна моя знакомая: "мы ковыряли в ушах и показывали друг другу ватки".
Итак. Вряд ли кто дочитает до конца, но тем не менее.

Игги Поп, Горан Брегович. In the Deathcar
Майя Кристалинская. Я тебя подожду
Адриано Челентано. Confessa
Бобры. Эй, музыкант
Алла Йошпе и Стахан Рахимов. Три плюс пять
Звуки Му. Отдай мои вещи
Эрик Бурден. The House of the Rising Sun
Би-2, Чичерина. Мой рок-н-рол
Луи Армстронг. Go Down Moses
Чиж. Поход
REM. Losing My Religion
В.С. Высоцкий. Кто-то высмотрел плод
Катя Лель. Муси-пуси
Marie Laforet - Viens,Viens
Radioheads. Creep
Щербаков. Райцентр
Pink Floyd. Pigs on the Wing
Ноль. Иду, курю
Ирина Богушевская. Рио-Рита
Океан Эльзи. Не пытай
Аквариум. Северный цвет
Алексей Рыбников. Песня Юродивого
Янка Дягилева. По трамвайным рельсам
Smokie. I'll Meet You at Midnight
ГО. Всё идёт по плану
Аквариум. Мама, я не могу больше пить
vill

(no subject)

Блядь! Почему мне никто не даёт денег на съёмки? Придумал видеоклип.

Значит так. Интродукция: захолустный американский городишко. Суровые домохозяйки, баптистская церковь, пастор в воротничке. Дети щебечут.
Ночь. Гроза. В центр главной площади, где все магазины, ударяет очень толстая молния.
Дальше очень быстро: в каждом доме выбиваются изнутри дверцы шкафов (очень много щепок) и оттуда выползают Скелеты. (снимать максимально карикатурно, в стиле самого дешёвого хоррора). Идут, шатаясь, на главную площадь и становятся в её середине (гроза продолжается, но уже вдалеке).
Вокруг постепенно собираются местные суровые мужики с ружьями. Льёт проливной дождь.
Конец интродукции.

И тут самый главный Скелет три раза щёлкает пальцами и запевает голосом Луи Армстронга песню "лет май пипл гоу" (нет ли в этом антисемитизма? Нет.)
Остальные Скелеты начинают щёлкать пальцами и тоже подпевать. Потом к ним присоединяются суровые мужики. Из домов выходят женщины с младенцами на руках и движутся в такт.

Затем Скелеты организованно уходят в сторону горизонта, провожаемые криками "Яхху!", "Вау!", "Кул!", "Факин шит!"

Гроза кончается вместе с дождём. Над горизонтом встаёт огромное солнце. Луи Армстронг замолкает и слышна тихая песня из неуловимых мстителей: "Вы нам только шепните, мы на помощь придём".

Конец.
vill

(no subject)

Ночами в деревне так тихо, что даже мышь звучит так, как будто на чердаке завелось порося. А если, не дай Бог, придёт крыса - то это вообще эскадрон гусар летучих и весь эскадрон в жопу пьяный. Проходящий в четырёх километрах одесский поезд звучит так, будто он проходит через наш огород, а заблудившийся какой-нибудь автомобиль при удачном ветре слышно уже из Сыроквашино.
В отапливаемом доме всё немного лучше, но я доживаю сейчас последние недели на летней веранде (в "келе", как называет её маленький мальчик).

А в двух метрах от угла этой кельи живёт многократно мной упомянутый степан. И вот часа в четыре ночи взялся он очень тихо и робко свистеть носом практически у меня под ухом.
Я как раз пытался заснуть, потому как веду сейчас преимущественно ночной образ жизни, и свист этот показался мне слишком громким. Поэтому я не поленился надеть калоши цвета морской волны и выйти побеседовать.
"Ну что, брат-степан, - сказал я ласково. - Дождь, да? Так это не дождь - это хуйня. Дождь будет с начала октября и до середины ноября. А потом, дорогой мой друг, будет снег. И будет он долго-долго, практически навсегда: ноябрь, потом декабрь, январь, февраль, март и ещё половина апреля. И мороз будет. Это в прошлом году максимум, то есть, минимум было минус двадцать. А в этом, как что-то мне подсказывает, будет сорок. И поводов повыть у тебя будет ещё очень-очень дохуя А пока, МОЛЧАТЬ, СУКА! Хотя ты и кобель".

Каковые убедительно произнесенные слова возымели на степана желаемое действие даже без всякого пинка по рылу.
vill

Всё те же будни

Растопил в честь приезда гостей баню.
Печка в бане поначалу довольно изрядно дымит до тех пор, пока, как мне объясняли, в трубе не пробьётся некая воздушная подушка.
Из-под пола вылезло столько бабочек, что я выносил их горстями.
Баня же, истопленная на чистой берёзе - это самоубийство и кровавый пиздец. Я обычно разбавляю берёзу ольхой, но тут привалила целая машина вдольжелезнодорожных вырубок, так что можно не экономить.
Я сначала думал, что подохну, но потом ничего - аклиматизировался. Не знаю, чего уж там подумали соседи, но крики, стоны и вениковый хлёст наверняка можно было услышать даже из проходящего в четырёх километрах поезда в город Львов. Вообще я так думаю, что русская баня придумана для того, чтобы русские люди хоть как-то отрабатывали свою вековечную вину перед прогрессивными народами.
vill

Дилетантское

Тут вот Митрич придумывает методы обуздания служителей гибдд.

Я сам не автолюбитель и вряд им когда-нибудь стану, но на переднем сидении рядом с водителем езжу довольно часто и сделал некоторые наблюдения.
Разумеется, зажравшихся этих скотов, притаившихся в кустах ненавидят абсолютно все и с наслаждением показывают им средний палец, если удалось проехать мимо.
А с другой стороны: дорога длинная, скучная, того и гляди заснёшь. Музыка заебала, радио не ловится. Чем, спрашивается, себя развлечь? А вот этим самым: перемигиваться со встречными машинами и радоваться тому, что есть ещё хорошие люди - предупредили.
Эти скоты с палочками говорят, что девяносто - а вот вам сто восемьдесят! Они повесили знак 20 - а мы по газам. Нарисовали двойную сплошную - а мы по встречной, да в горку.
И те тоже не скучают: устраивают хитроумнейшие засады, охотятся двумя экипажами. Наблюдал как-то одного такого охотника (пока водитель беседовал в салоне их машины о том, о сём) за работой. Он наводил радар, пикала лампочка, потом он разочарованно смотрел на экранчик. Делал следующий выстрел.
Эдакая игрушка, вроде ГТА в реальном времени. "А ты сколько отдал от Питера до Москвы?" "Тысячу" "А я пятьсот" Да ну нахуй!" "Да бля буду!"
Жалко, прада, что деньги всегда получают те, с палочками, ну да это ладно.

А убери это всё, так сразу станет скучно и уныло как в какой-нибудь чухонской Финляндии.
vill

Про картинки

Я не люблю журналы с картинками. То есть те, в которых картинки составляют их основное содержание.
У меня в деревне картинки всё равно отключены (не столько из жадности, хотя из-за неё тоже, но больше из-за того, что с ними очень медленно) и поэтому вместо них я вижу пустые прямоугольники, которые не столько раздражают, сколько вызывают недоумение. Редко-редко, когда автор убедит меня буквами в том, что эту картинку стоит посмотреть, я открываю её в отдельном окне. Как правило зря.

Вообще с тех пор как изготовление картинок из домашней алхимии (фенидон, гидрохинон, красный фонарь) превратилось в два щелчка, картинок в нашем мире стало не то, чтобы очень много. И даже не слишком много. Охуеть как много, опизденеть, как много, оперепиздозалупеть, как много - это всё какие-то жалкие наноградации того, что имеет место быть.
А ещё и эти квадраты с треугольничками внутри, ведущие в бездонные пучины ютуба, рутуба и хуетуба - это вообще видимо начальная подготовка к добро пожаловать в Пиздец.

И, что самое гнусное, - у меня ведь тоже они есть, эти картинки! И хочется иногда их кому-нибудь показать, чтобы этот кто-нибудь сказал: о, какая картинка! у, какая картинка или тьфу, какая картинка.
Так что, как человек злой, но гуманный, я себе давно уже завёл отдельный журнал, где и тешу свою эксгибиционическую похоть, а в других местах выгляжу тихо и скромно, как всеми уважаемый школьный учитель и образцовый семьянин чикатило.
vill

(no subject)

А вот объясните мне кто-нибудь умный.
Вот эти бесконечные боты, которые пишут "хм" или "приятно читать такие познавательные тексты" - они зачем? В смысле, в чём их сверхзадача?
Я понимаю, когда зовут посмотреть на пизду с троянским конём внутри или какой-то автор, Ермолов что ли, заебал уже, под разными личинами заманивает прочитать своё произведение. Тут ясно: они чего-то хотят.
А эти чего хотят? Ну ладно, я поверил бы, что это какие-то Добрые Боты, которые ходят по малолюдным журналам и делают приятное хозяевам, чтобы те думали, будто бы их кто-то читает. Но нет - у меня есть пара малолюдных журналов, так хоть бы одна кибернетическая сволочь туда зашла: ломятся все туда, где и так народу не продохнуть.
Не понимаю.
vill

Интеллигенция

Замечательное рассуждение про интеллигенцию. Очень мне понравился термин "простецы". По-настоящиему интеллигентный человек никогда не скажет некрасивое слово "быдло". А слово "простец" - оно даже в некотором роде уважительное. Простой - это ведь значит цельный, то есть, крепкий, всё ему нипочём.

А вообще всё верно. Ну учёные - да шут с ними, с учёными, пусть про них министр Фурсенко думает. А вот интеллигенция, настоящая интеллигенция - где она? Нету, вышла вся. Кто поумнее да пободрее - те все давно уехали. А те, кто остались - на них же больно смотреть - сидят всё в тех же кухнях и ругают теми же словами всё тот же самый кровавый режим.
Редко-редко вынесет случайный обрывок былой могучей прослойки из кухни на какой-нибудь марш несогласных. И несогласные помоложе, лимоновцы там или каспаровцы, не успеют даже рот разинуть, мол, это что ещё за чучело?, а уж хрустнули пластмассовые очки под железной милицейской пятой, свалился на землю фетровый берет - и поминай как звали.

А ведь какая была силища! Пусть мало кто из них выходил на Красную площадь в знак протеста, но тихими героями были все. Один по восемь часов пил на работе чай, чтобы не помогать ненавистному режиму, другой не закрывал кран в ванной, чтобы у ненавистного режима осталось поменьше воды, третий набивал на машинке одним пальцем архипелаг гулаг, четвёртый слушал под одеялом немецкую волну, и так год за годом и день за днём.
И, наконец, настал день и все они вышли на улицу, и увидели, что они не одиноки, и пошли на площади. И там, глядя в неподкупные глаза Анатолия Собчака, Гавриила Попова и Бориса Ельцина, взялись за руки и стали раскачиваться из стороны в сторону. Вот тут-то и закачался отовсюду подгрызенный и подпиленный колосс. Поскрипел-поскрипел, да и рухнул, подняв огромную тучу пыли.

А когда пыль немного осела, то оказалось, что не осталось уже ничего: ни НИИ, ни КБ, ни СКБ. Лишь носит сквозняк по пустым коридорам листы из чьих-то диссертаций с рубчатыми отпечатками тяжёлых ботинок, да звенят под ногами стрелянные гильзы.

"Можно ли ещё возродить интеллигенцию в той стране?" - спросит уже в наше время один соратник по тогдашней борьбе другого соратника. "Нет, - честно и печально ответит тот. - Поздно. Связь времён прервалась". Они замолчат и снова будут задумчиво смотреть на садящееся в океан солнце.

И ведь действительно - интеллигенция вырастает не за годы или десятилетия, а за поколения, да и то, если есть достойные примеры. А где они, эти примеры? Кто тут у нас настоящий интеллигент? Никита, что ли Михалков? Да он, поди, и Чехова-то не читал.
Кто научит нас так помочь гостю надеть пальто, чтобы он не подумал, что мы ебанулись? Кто покажет, какой из этих ложек кушают ростбиф? Кто заставит правильно сморкаться на людях, в конце концов? Ведь нас, как ни учи, а всё получается то в штору, то на тротуар.
И сколько лет нужно шарикову, чтобы научиться держать вилку в левой руке, а ножик в правой? Я вот тридцать лет уже учусь-учусь, а всё без толку: поковыряю, бывало, левой рукой, поковыряю - да и брошу этот поганый ножик. А то эдак и голодным останешься.