Category: лытдыбр

vill

Обещал к утру стереть. А пускай висит.

Лет тому двенадцать назад произошла со мной до боли зубовной банальная история.
Ну, то есть, была у меня тогда дико, даже, не побоюсь этого слова, до опизденения любимая женщина и самый лучший друг, которого можно вообразить - не в нынешнем смысле друг, а тот, который больше чем родня: он меня и из милиции вытаскивал, и последнюю сигарету пополам, ну и всё такое. Такой, с большой буквы, Друг.
А тут хуяк!: в одну секунду ни женщины, ни друга. Человек современный, он бы пожал плечами: ну и что тут трагического? Но я же замшелый.
И вот в небольшом моём уютненьком внутреннем королевстве вместо плюшек, самовара, по пиесят и женщины только что из-под душа - ветер свищет и собаки воют.

Я тогда молодой ещё довольно был. Снаружи меня били не раз, а вот чтобы изнутри, да так внезапно - это тогда ещё было сильно больно.
Ну, чего делать: купил ящик водки для того, чтобы мысли в голове как-то остановить и на всякий свой мысленный вопрос отвечать: "Ы?" Перестал ходить на работу и передвигался по дому строго на четвереньках. Спал на полу голым. Просыпаясь иногда, нашаривал рядом с собой бутылку и наклонял её ко рту. Так я провёл неделю или может быть две - увы, со счётом времени были проблемы.
Почему я тогда не поймал белку и вообще до сих пор живой - это вопрос не ко мне.

Но потом ничего - всё помаленьку наладилось.
Женщину я через месяц реабилитировал: ну что с них взять, с этих баб? - они ж только пиздой своей думают.
А вот бывшего друга я проклял навсегда без права помилования. Потому что это было как если бы он выстрелил мне между лопаток, а я выжил.
Он приходил как-то мириться, но был безжалостно послан нахуй.

С тех пор прошло двенадцать лет с половиною (да, в феврале то дело было).
В позапрошлом, кажется, году приезжал в Питер томский профессор Валера, общий когда-то наш знакомый с этим бывшим другом, и насильно всучил мне бумажку с его лондонским телефоном. Но бумажку эту я тут же выкинул, потому что мне её было неприятно даже засовывать в карман.
Это не острая какая-то обида, типа как в килбиле - я про неё вспоминаю не то, чтобы не каждый день, а даже и не каждый год, но всё равно. Не забуду, не прощу. Я не злопамятный - я просто всё помню.

А тут, ворочаясь в своей келье и перебирая в памяти некоторые факты своей биографии (для дела нужно), наткнулся снова на эту историю.
Разархивировал её из головного мозга, просмотрел ещё один раз и вдруг как-то очень легко и из самой глубины своей души произнёс неканонический, наверное, текст: "Ну ладно, Серёга, хуй с тобой. Я тебе больше не судья".

И выпал вдруг из меня, пусть иллюзорный, но очень тяжёлый кирпич. И стало мне легко. Потому что это была наверное последняя серьёзная для меня обида, которую я зачем-то с собой столько лет таскал. И вытекли из меня слёзы (при том, что трезвый), аж подушку потом пришлось переворачивать. Хорошо, хоть никто не присутствовал, а то бы неудобно было.

Желающие при желании могут счесть это сообщение проповедью.
vill

О воспитании

В одной передаче я как-то уже рассказывал про своё детство, но получилось крайне невнятно. Попробую это исправить.
У меня было самое лучшее детство, которое можно придумать. Мной совершенно никто не занимался в плохом смысле этого слова. То есть меня не заставляли делать то, чего я не хочу. Мать (которую я очень люблю и уважаю) при том что я, разумеется, был всегда накормлен, умыт и постиран, решительно никак не участвовала в моём нравственном, интеллектуальном и прочем развитии и потому этими делами я занимался сам. Я вообще доставлял очень мало хлопот - я даже практически никогда не болел. Организм мой, выпущенный ещё до наступления общества потребления, был удивительно прочен. Я вот его в последние тридцать лет тщательно уничтожаю, а он всё живёт и живёт.
Я сам ходил записываться на секции гимнастики, потом баскетбола, хоккея с шайбой и бокса. Последняя, после того, как мой лучший друг ударил меня по морде, мне очень не понравилась и я в неё больше не ходил.
Мы с моим другом Мишей занимались совершенно нелепыми с сегодняшней точки зрения занятиями. Например, начитавшись Тура Хейердала, мы строили плот Кон-Тики и бороздили на нём бескрайнюю лужу прямо за нашим домом. Или же совершенно бескорыстно таскали для строителей кирпичи на соседней стройке. Потом увлеклись фотографией и развешивали на аптекарских весах фенидон, гидрохинон, буру и поташ. Клеили гэдээровские модели самолёта Ту-144. В мае перекапывали шесть соток на даче, а осенью выкапывали картошку обратно. Подросши, слушали битлз и будто бы случайно хватали однокласниц за жопу.

Я вот сейчас думаю, подводя уже некоторые итоги, что из того скудного потенциала, который был мне выдан (это не кокетство, я просто очень хорошо с собой знаком), я, благодаря вышеизложенному, надавил из себя в последующей жизни раза в два больше того, что там было.
vill

(no subject)

Петрозаводский писатель Новиков опубликовал в журнале Октябрь (см. мои рассуждения о Настоящей Литературе) рассказ, в котором я являюсь второстепенным героем. Называется В Сетях Твоих.
Мне он этот рассказ прислал месяца два назад и два раза звонил потом, спрашивая, не обиделся ли я.
А чего обижаться? Я же тоже немного понимаю в литературе: там должен быть контраст. В данном случае между суетливым питерским носатым писателем и могучим Новиковым, стоящим на брегу Белого моря и размышляющим о том, что будет с Родиной и с нами.

Я же пишу совсем другую литературу, а точнее я вовсе никакую литературу не пишу. Я просто и тупо пишу как было. И если бы я рассказывал про эти же самые события, я бы тупо и бездарно написал про то, что пистолет был пневматический и отобрал его у питерского мудака лично я и выкинул в ближайшие кусты. Но это немедленно разрушило бы художественную ткань повествования. Так что всё правильно.

Про ведро смешно получилось: одно событие, а оказывается, что не одно и то же.

А вообще я Новикова люблю и уважаю. И если он меня позовёт в этом году пойти в тундру, я соглашусь немедленно.
vill

Смерть и жизнь

В рейсовом автобусе из Невеля до Изочи, который ходит три раза в неделю, одна старуха рассказывала другой: "Там так замечательно! Чистенько, уютно, приём по часам. Мне очень понравилось!"
Речь, понятное дело, шла о кладбище.

Вообще в Невельском районе к смерти относятся с большой любовью. Например на улице Ленина висит огромная вывеска "Мир цветов", а снизу чуть мельче: "Ритуальные услуги". По-моему очень трогательно.

Но я не стал фотографировать вывеску, потому что не люблю этого делать.
Поэтому в качестве иллюстрации пусть будет картинка просто про рейсовый автобус.
Collapse )

А я ушёл топить печку и варить макароны.
Даже не знаю, зачем я каждый вечер топлю печку, потому что спать потом можно только на полу.
Но я всё равно тупо и упорно её топлю. Потому что мне нравится топить печку.
vill

Три избушки

Луна стремительно прибывает. Похоже, что нынешний мой день рождения выпадает аккурат на полнолуние. Это хорошо.

29,74 КБ
vill

(no subject)

eu_shestakovЖеня Шестаков удивляется на работу яндексового рейтинга.
Должен со стыдом признаться, что этот механизм меня тоже одно время очень занимал. Я вообще, по своей конституции очень люблю наблюдать процессы систематизации и самозарождения жизни в грязном белье и немытых кастрюлях. Я, например, способен четыре часа, разинув рот от волнения, наблюдать дефрагментацию жёсткого диска.
Так и с этим самым рейтингом: меня очень мало волновало собственное моё в нём место, но было очень интересно угадать те тайные пружины, что приводят его в действие.

В конце концов мне удалось разгадать загадку этого устройства, и, увы, разгадка оказалась очень скучной: первая (она же последняя и единственная) пружина состоит в том, чтобы Антон Борисович Носик всегда находился на скромном, но почётном втором месте. Если он находится на каком-нибудь другом месте, это означает, что рейтинг сломался и больше не работает.
vill

Лытдыбр

ам жил около двух лет. Работал честно. Был за хозяина. Семья состоялась. Хозяйка, которая руководила хозяйством. Муж ее повар до войны. Ее сын, который был на войне. Сына жена - Сайми, еще хозяйская дочка Ханна 1922 г. рождения, у невестки 3 дочери Ания, Хельви и Лиза. Был еще один сын на фронте мл. сержантом звали Вянно. Хозяйку звали Ийда, а сына (который мне был за хозяина) Арви. Один раз из каприза я ушел от них. Это было 2 февраля 1944 г. в лагерь Пиншимяни.

Там пробыл 4 дня приехали Ханна и выпросила меня обратно, я согласился 12/II-44 приехал ко мне в отпуск мой бывший друг, который под натиском финнов сумели с агитировать в Финскую армию. Еще раз 2 июня 1944 г. убежал в лагерь Пиншимяни был там три дня, во время посадки картошки. И 5-го числа приехал хозяин и выпросил меня обратно. Приехал с водкой. Конечно, хорошо мы выпили и благополучно доехали. Работали до перемирия СССР и Финляндии. И с 23 октября 1944 г. выехал с лагеря Нараярви в Россию. 24 октября приехали в Выборг.

2 ноября 1944 г. приехали на Урал пос. Коспаш в лагерь 0302. 17/XI- 44г. стал работать в старой конторе при шахте №7/8 плотником, строили бункер».

Из всего написанного Иваном Алексеевичем особенно интересными мне показались его дневниковые записи о жизни и работе на уральских шахтах. Именно эти очень короткие записи без прикрас рассказали и о самом Иване Алексеевиче Миловидове, и жизни рабочих в те годы…

7 декабря 1944 г. бросил я курить.

19/I-45 Получил первое письмо из дома.

21/I-45 Стал работать на шахте №39. Сперва, работал на подкатке, а затем на очистке штрека и копавы, а потом ремонтером, а затем крепильщиком штрека.

4 октября 1945 г. вышел из лагеря 0302 НКВД СССР л/о №16 и стал опять курить. Работаю еще крепильщиком.

9 декабря 1945 г. бросил курить.

1 января 1946 г. стал работать десятником цеха движения.

1 сентября 1946г. работаю на старом месте, нахожусь на бюлютне с 30 до 2 сентября. С 20 сентября до 20 октября ездил домой увидался с родными.

25/I-47 работаю на прежнем месте. Погода плохая. Сильные ветра.

Как я питаюсь. Утром подымаюсь. Иногда остается суп или лапша молочная, в остальном случае чай сладкий с хлебом и с маслом сливочным и иду на работу. С 7 ч. до 5-и или пол шестого не кушаю. Прихожу. Выпью чаю сладкого кружку и хлеб с маслом и ставлю вариться суп мясной или кашу, или что-нибудь. И начинаю писать рапорт. Пока суп в это время сварится, затем еще добавлю немного и иду куда-нибудь или же дома читаю и пишу. Потом около 9 ч. приносят молоко, я каждый день покупаю пол-литра. Это на ужин перед сном. Вот так я питаюсь. И водку выпиваю. Не было еще ни одного выходного, чтобы около литра не выпил, а денег израсходовали как на два. Были зимние дни, что в неделю два раза загуливали. Все ради себя. Здоровье – это самое важное, в настоящее время в наших условиях, а особенно работая в шахте. Этим только сокращаем здоровье”.

“28/I-47 г. Вторник. Погода теплая хорошая пластинок для патефона нет. Работал 27/I – ничего, 248 т, но все- таки скучно. Жду письма от знакомой Шуры.

30/I –47 Самочувствие хорошее. Ходил в город, купил брюки, ватные брюки, рубаху. Сахар, песку и конфет по 1 кг. Пришел пьяный. Истратил 1000 рублей, не осталось ни рубля. Но нечего ребята поддержат какое то время. Слушаю радио. Весело. Ходил в кино. Неинтересное, не повезло, но нечего как-нибудь в другой раз.

31/I-47 время 14 часов. Погода теплая. Скоро на работу. Дал сшить голенища к галошам и стирать белье Мистахову. Плохо мне! Аппетиту нет. Не знаю, что бы я покушал. Огурцов надо бы или капусты, соленой, но на базаре нет. Пью чай с конфетами. Завтра в 1-ю смену.

3/II-47 Погода ухудшается. Ветер. Работаем плохо 244 т. выдали. Спустился гл. инспектор Кащеев. Придирался ко мне. Посулил дать строгий выговор и лишить премии – за грязноту опрокида и неисправности полтографа т.е. (отсутствие).

5/II-47 Выходной. Нездоровится, температура 37,5˚. Получил освобождение. Исправили телефон. Радио-приемник исправили. Уже нос болит. Сильный насморк время 12 час дня. Время 23 час. Болеть голова не перестает, на иждивение нахожусь с 3/II-47 у Грызлова В.В. взял денег взаймы 100 р. у Мухомора. Начинается ветер с севера.

7/II-47 Работал неважно. Выдал на гора 214 тонн. Ходил в кино “Александр Пархоменко”. Слушаю радио Сталино. Очень хорошая передача, деревенские частушки. Время 23:24 по местному времени. Через день выборы в Верховный Совет РСФСР. Получил письмо от сестры Маруси. Очень много интересного пишет про доченьку Галю.

8/II-47 Время 21:50 была дискуссия на международную тему в нашей комнате и потом выступали испольщики. Брился порезал немного щеку. Работаем нечего. Придирался главный инспектор шахты тов. Кащеев. Почему без разрешения главного инженера взяли под проверку скипу? На это дано только 1 час. Буду писать рапорт, а потом сестре письмо. Погода теплая, но немного ветер.

9/II-47 Воскресение. День выборов в Верховный Совет РСФСР. Голосовал в 6 часов. Пришел в 7 вечера с работы. Оставили Грызлов и Иванов около пол-литра водки. Пишу рапорт. Тороплюсь. Время 22:05. Пришел с барака №7 от девчат. Выпили с Беловым Борисом Емельяновичем пол-литра. Сегодня в честь праздника выдал на гора 311 тоны угля. Сейчас ложусь спать, время 24 часа.
vill

(no subject)

Из тех американских фильмов, которые мне довелось посмотреть (это за малым исключением фильмы для массового зрителя, каковым я и являюсь), выводится довольно простая картинка американского счастья: это когда счастливец едет по Лас-Вегасу на заднем сиденье непомерно длинного лимузина, обязательно с очень толстой сигарой и с двумя блядями по бокам - одна белая, другая чёрная. И ящик шампанского в ногах. И старый добрый рок-н-рол.
Хорошо ещё сидеть в гавайских трусах всё с той же сигарой в шезлонге возле бассейна, где плавают бляди, но уже новые.
А самый лучший бизнес, когда на тебя свалится счастье - это открыть собственное казино и бесплатно играть там на любых автоматах и всегда выигрывать джекпот.
В общем простая и понятная мечта: устроить себе вечный Праздник Непослушания, то есть кушать только те пирожные и морожные, которые хард-воркинг мидл-класс может себе позволить раз в год.

А вот из отечественного кинематографа я похожей мечты извлечь не сумел. Может быть я просто мало смотрю фильмов, но в тех, что видел, всё происходит наоборот, то есть начинается у бассейна с блядями, а кончается красиво простреленной белоснежной рубашкой. Все умерли, дом сгорел, в бассейне плавают пять трупов, лимузин коптит под обрывом.
Возможно впрочем что именно так отечественный кинематограф и исполняет заветные мечты жаждущего справедливости массового зрителя.
vill

(no subject)

Почитал книжку писателя Лимонова "Это я эдичка", раньше как-то не попадалась.
Книжка в целом не понравилась - не люблю я этой истерической искренности, которая почему-то всё время связана с дрочением в заляпанные чужой спермой трусы любимой женщины.

Но я не о том. Я просто вдруг вспомнил подростка Савенко, когда он, глупый, старый, с козлиной бородой хрипло орал на анпилова что ли или на другого такого же мудака в идиотском каком-то телевизионном шоу. И мне стало страшно, невыносимо его жалко. Потому что он как был подросток Савенко, так он и остался навсегда - мальчик среди взрослых людей.

Ну я не знаю. Помните, была омерзительная сказка для детей, написанная Взрослым человеком - Праздник Непослушания. Там детям разрешили всё сделать так, как они хотят, чтобы они поняли, что так жить нельзя и позвали обратно к себе Взрослых, потому что у них самих не получается.
А подросток Савенко, сто раз отпижженный, всеми выебаный, всё мечтает построить страну для детей.
И Советский Союз, между прочим, в идеальном его виде был именно страной для детей, и те старухи, которые сейчас галдят возле гостиного двора - они именно те внезапно состарившиеся дети из кинофильма - а как он кстати назывался? Они хотят пирожное и морожное и чтобы праздник и шарики, а взрослые люди - путин там или матвиенко, им говорят, что дадут какую-то карточку. Вам когда-нибудь в детстве дарили на день рождения рубашку? Не велосипед, не автомат с лампочкой, не сборную модель самолёта Як-40, а действительно полезную вещь?
vill

(no subject)

Да, спасибо всем, кто поздравил. Глупо как-то отвечать через сутки, но тем не менее.
Вчерашний мой день рождения удалось уничтожить без особенных происшествий. Все живы и даже относительно здоровы. Чего смело можно пожелать практически всем из ныне живущих.