Category: напитки

vill

(no subject)

К бывшим нашим прибалтийским государствам у меня есть целые две претензии.
Первая состоит в том, что в поезде Рига-Москва, в котором я однажды путешествовал от Великих Лук до Москвы, все предметы стоят не меньше одного лата: стакан чаю - один лат, кофе - два лата. А лат - это не помню сколько, но очень сильно дохуя, рублей не то пятьдесят, не то шестьдесят. В этом смысле мне гораздо больше нравятся белорусские составы.
Вторая претензия состоит в том, что в том же самом поезде, когда я хотел купить с утра бутылку пива, уборщица вагона-ресторана, который впрочем назывался культурно, по-европейски, барс, замахала на меня ссаной тряпкой, завопила "ара! ара!", то есть, если я правильно её понял, "пшёл вон" и в культурный этот барс так и не впустила.
Ну да, я может быть и был слегка непричёсан и из ширинки моей возможно торчал кусок майки, но это же ещё не повод не продавать мне пива? В том же брестском поезде вообще можно приходить за пивом хоть с поросёй в подмышке.
А больше у меня никаких претензий нету. Но попробуй-ка объясни это бывшим порабощённым народам. Ни за что не поверят, хоть лопни. Ну как же это может житель кровавой империи не мечтать о том, чтобы погрохотать на их тихих улочках своими коваными сапогами? Нет, не бывает такого.

И в общем-то их можно понять. Бывает, когда про них уже все напрочь забудут, они тогда позовут каких-нибудь пидоров, нарядят их во всё кожаное и фашистское, то есть красивое и блестящее, да и выпустят на площадь. А пидоры - они ребята весёлые, их только свистни - они и голые поскачут с вениками в жопе, лишь бы не работать. Ну и давай рожи корчить, орать зигхайли и матка-млеко-яйки.

Нормальный человек, он, конечно, посмеялся бы и забыл, но нет: из железобетонного здания в столице нашей родины немедленно вылетает многотонная чугунная нота и берёт курс на северо-запад.
И кто тут больше идиот - этого уже не разберёт никакое кащенко, не говоря уж про онищенко.

В общем, все кругом дураки, один я умный. И поэтому ту не проданную мне бутылку поганого пива не забыл и не простил.
Это мы ещё посмотрим, у кого там чего из ширинки торчит.
vill

(no subject)

А ещё я очень завидую Борису Борисовичу Гребенщикову.
Лет десять назад, когда ему было столько же лет, сколько сейчас мне, он спел "всё что можно пожелать, всё давным-давно сбылося". И с тех пор перестал заморачиваться на тему "а кому это интересно?".
И, ласково улыбаясь, пишет всякую хуйню, которая интересна только ему самому. А если что-то интересно тебе самому, то всегда найдётся ещё пара людей, которым это тоже интересно.
Вот я сижу и третьи сутки подряд слушаю песенку про обещанный день из пластинки пушкинская 10 (бывал я там, водка очень дорогая, ибо т.н. культовое место). А остальное на этой пластинке - мелко или крупно нашинкованная капуста, но Борису Борисовичу на это насрать. Потому что может себе позволить.
Я тоже так хочу.
vill

(no subject)

А заведу-ка я себе горохового вина!
Водка (и уж тем более самогон) в деревне - это смерть, из-за плеча которой выглядывает белочка с изумрудными орешками. Пиво тут всё кислое и протухлое. Про коньяки-виски лучше даже и не вспоминать.
Так что гороховое вино. Пузыристое, весёлое и неисчерпаемое. Пятнадцать литров воды из родника, кило гороху, литр молока, полкило дрожжей, пять кило сахару - и на печку. Через три дня всё готово.
  • Current Music
    aquarium - Обещанный День
vill

(no subject)

Долго придумывал для себя повод, чтобы пройтись до соседней станции. Ну не пойдёшь же просто так? В магазин? Так продуктов же дохуя. Сигарет ещё восемь пачек нескуренных. Водки не хочу. О! Придумал: пива хочу. И мороженого. И лимон к чаю. И гороху, обязательно гороху - поставлю в декабре настаиваться такое пузыристое гороховое вино, от которого французы с фальшивым своим божоле, единожды это гороховое вино попробовавши, ушли бы дрочить и плакать.

Я очень люблю эту дорогу. Пять километров туда, пять обратно. Если бы я был скрупулёзным человеком, я бы рисовал на стене палочки, чтобы не пропустить тот момент, когда я по этой дороге обойду вокруг Земли по экватору.
Я знаю на этой дороге каждый пень и каждую ямку. А вот тут слева (если май) растёт земляника. А тут справа - мухоморы размером со спутниковую тарелку. Я их не употребляю, но уважаю за беззастенчивое хамство.
Тут вот болотце, там в июне черника, каковая, увы, никак не отделима от комаров. А лесной комар - он не городской, у него один шанс из миллиона и потому он не вынюхивает, где там повкуснее, а втыкается с лёта, куда нос попадёт.

Да, а вот и бутылка. Охота, креплёная спиртом. Может таки пригласить соседа в гости, налить ему грамм двести для анестезии да и ёбнуть тем, что осталось, по черепу? Побыть, то бишь, минут пять гринписом, хотя и не уважаю я эту организацию.

А впрочем да и хуй с ним. Дома ждёт холодная постель, тёплый компьютер и обсирающийся от восхищения Степан.
Всё идёт по плану.
vill

(no subject)

Вышел на крыльцо, дабы в соответствии с присказкой почесать своё яйцо. Хорошо! Солнушко светит, термобельё это самое яйцо усердно согревает. Редфокс называется.
Это вам, дядя Петя и дядя Рома, бесплатная реклама, которой вы не просили.
Вышел за ворота, а там, вот нихуя себе - ещё и автолавка стоит. Праздник-праздник. За что же мне такое счастье?
Купил себе сосисок и бутылку белорусского пива. Ну и собаке-степану самой дешёвой колбасы, которая бывает в ассортименте. Пускай и он порадуется последним тёплым дням.
vill

(no subject)

Я обычно к себе принюхивась: не воняю ли? Как там носки?
А вот в деревне я своего запаха почти не чувствую - тут других запахов дохуя.
Приехал в прошлый раз в Петербург, сел в маршрутке на сидение. И тут две барышни лет сорока позади от меня стали громко морщиться и прыскать в мою сторону достатым из сумочки одеколоном.

Да, я пах. Печным дымом, травой, дровами, навозом. Ну и пива выпил, конечно, как же без пива. И мойся-не мойся - никуда эти запахи не денутся.
Но можно же немного потерпеть - я уже на следущей остановке выйду, приму душ, постираю одежду и вновь стану таким же дезодорированным, как вы.
vill

(no subject)

Когда-то в девяносто третьем году я пришёл на собеседование к главному менеджеру алмаатинского отделения компании KPMG (это я для солидности написал английскими буквами, потому что очень тогда волновался). Контора эта тогда входила в биг сикс аудиторских компаний нашей вселенной, потом их стало биг файв, а сейчас не знаю чего там от них осталось.
Так вот этот самый главный менеджер Хью Оразко (я тогда ещё не знал, что внутри конторы русскоязычные работники зовут его не иначе как "Пидоразко"), задал мне пронзительный вопрос: "What do you know about securities?"

А я чего знал про секьюритиз в девяносто третьем году? Да ничего я не знал и сейчас ничего знать не хочу.
Однако же, жрать-то хотелось. Я незадолго до того нехуёво наварился на строительстве унитазной фабрики в Джамбульской области на деньги чеченских магнатов - долларов, кажется, на двести, но они куда-то стремительно исчезли, так что к моменту собеседования я ничего не жрал уже дня два.
И тогда в приступе вдохновения рассказал я ему про давилонскую баржу из третьего тома Николая Носова. Ну и был мгновенно принят на работу. Занял под это дело у кого-то тысячу тенге и купил десяток яиц и бутылку водки.

Узнал потом множество ненужных английских слов: брокадилаз, андерайтинг, деривативз, фьючерз.
А потом однажды солнечным осенним днём, уволившись навсегда из другой уже конторы, прайс, кажется, вотерхаус она называлась, выкинул в мусорный бак ошейник и с облегчением забыл про всё то, что эти слова могли бы означать.
vill

(no subject)

В деревенской жизни есть две штуки, одну из которых я ненавижу, а другая меня вполне устраивает.

Ненавижу я то, что они тут живут друг с другом какое-то немыслимое количество лет и за это время у всех накопилось огромное количество обид и претензий. Ну, как если бы на каком-нибудь летучем голландце экипаж был бы живой и так они там на нём живут и живут несколько тысяч лет. Спроси любого жителя деревни про другого жителя и тебе расскажут такую кучу про него гадостей и мерзостей, что ты потом будешь ворочаться до утра.

А устраивает меня то, что никто не хочет быть кому-то чего-то должен. Если я поменял бабушке газовый баллон, она мне обязательно даст два десятка яиц или насыплет ведро картошки. И мы разошлись.
Я сначала этого не понимал и наливал соседу просто так. А потом понял, что это неправильно, и он страдает.

Сейчас я стал умнее и, если он зашёл утром похмелиться пивом, то я говорю, что, мол, пива-то я налью, а косу отобьёшь? "Отобью!" - радостно говорит сосед и пьёт потом пиво с чистой совестью.
vill

(no subject)

Ходили с мальчиком в гости к soamoВове.
Пока папа на кухне жрал корюшку и (очень умеренно) водку, мальчик вёл себя не то, чтобы хорошо, а практически идеально. То есть занимался котом и древними разломанными игрушками.
За что в награду получил радиоуправляемый автомобиль, но пока что мальчик ещё не знает что он радиоуправляемый, потому что в нём нету внутри батареек.