Category: образование

vill

План реформы

Чем больше я читаю новостей про милицию, которая каждый день кого-то давит на переходах и тротуарах, тем больше прихожу к выводу, что хватит уже. Ругать - это дело нехитрое, а на самом деле этой милиции нужно просто помочь (скоро эдак я стану главным защитником милиции на всей территории БСС).
Она ведь, милиция, что? Она бы и рада никого не давить, да вот только не знает, как же это сделать. Ей же, как в том анекдоте, выдали палочку или там пистолет, а дальше крутись как хочешь.

Поэтому нужно провести среди милиции занятия и медленно и подробно ей объяснить, что вот, например, если на столбике горит красный фонарик, то нужно остановить машину. А если на дороге нарисованы такие белые полосочки, то нужно опять же остановиться и пропустить тех, кто там идёт.
Милиция конечно поначалу очень удивится, мол, это как же? Всех что ли пропускать? Ну, всех-не всех, но хотя бы старушку с палочкой или беременную женщину давить всё же не стоит. И детей тоже, хотя они и противные.

Кроме того объяснить такую штуку, что за руль не нужно садиться слишком уж выпивши. Тут разумеется милиция поднимет гвалт: это что же получается, что после тяжёлой службы и по пятьдесят не выпить с верными товарищами? "Не выпить! - должен строго сказать преподаватель. - Езжайте домой и там пейте пока не лопнете, а за рулём нельзя". "Ну, дома ж жена, сука, - загрустит милиция, - не даст выпить по-человечески". Но, глядишь и задумается, что можно поехать ночевать, например, не к жене, а к бабе. Та пиздеть не будет.
Вот и сотни спасённых пешеходов.

И так потихоньку, помаленьку, как гениальный педагог Макаренко, терпеливо и настойчиво вдалбливать в эти пусть и не самые светлые головы такую простую мысль, что есть всё же некоторые правила, которые иногда касаются не только пешеходов, автолюбителей и людей с подозрительной внешностью, но и самих сотрудников.
Правила-то не такие уж сложные: не ссать при женщинах в ресторанах, не стрелять без особой нужды в незнакомых людей, интересоваться иногда, что там хрустнуло под колёсами, не портить пожарный инвентарь, засовывая его в жопы задержанных, и проч. Их не так уж и много.

Ну, а если кто-то не в состоянии освоить эти простые правила, доступные даже самому последнему кретину, тех нужно немедленно и безжалостно увольнять на все четыре стороны - может хоть там освоят какую-нибудь несложную профессию.
vill

(no subject)

Когда-то очень давно в Алма-Атинском педагогическом институте иностранных языков я изучал чистейший и благороднейший бибиси инглиш.
Каким-нибудь людям из стерлитамака, которые по капризу судьбы оказались внутри третьего транспортного кольца города Москва, небось мерещится, что преподаватели мои скакали на работу на ишаках и жевали во время лекций курдючное сало, но я вынужден их разочаровать: в результате некоторых печальных происшествий прошлого века почти все они были коренными ленинградцами

Кстати сказать, роль товарища Сталина в деле подъёма культуры в районах тогда ещё неподнятой целины до сих пор совершенно не раскрыта.
Отцу моему и сестре его, например, преподавал арифметику в сельской школе в деревне Вишнёвка математик с мировым именем, не помню как фамилия. В убогом нашем городе Целиноград ходили по улицам люди в таких страшных очках, которых уже не носит даже вдова покойного академика Сахарова.

Но я, впрочем, как всегда, не об этом, а о том, куда подевался мой так тщательно выученный английский язык.
А в жопу он подевался. Стоило мне только поработать пару лет в американской конторе кей-пи-эм-жы, так сразу бибиси инглишу и пиздец. Изер-низер вместо айза-найза, гоча, васап. Буква эр откуда-то появилась в слове бикоз и потом лет через десять один пьяный швед чуть мне морду не набил возле станции метро Слюссен в городе стокгольме, потому что принял за американца.

И сейчас та же беда. Ябать, пязда, тые (вместо те), на коню. Малец, матка. Очень сильно прилипчивый вариант русского языка.
vill

(no subject)

А кстати, да и хуй с ним, с виндовзом.
Я уже ровно десять лет живу в Российской Федерации. Я в этой федерации родил мальчика, завёл себе дом в деревне, посадил чеснок и лук. Заготавливаю дрова, скоро заведу себе гусей.
Но каждые три месяца я обязан пересечь государственную границу этой самой Российской Федерации. У меня там уже все пограничники знакомые: "А, - говорят, - Писатель, читали, читали". Ставят штамп.

Чего вам ещё надо, чтобы я имел право жить в уёбищной этой вашей стране, в которой может жить только такой доброволец как я? Да русский я, русский, вон в паспорте написано. Что, бля, неинтересно? Экзамен вам сдать на право владения русским языком? Да нету у меня спида, идите нахуй.

Как же заебало.
vill

Про картинки

Я не люблю журналы с картинками. То есть те, в которых картинки составляют их основное содержание.
У меня в деревне картинки всё равно отключены (не столько из жадности, хотя из-за неё тоже, но больше из-за того, что с ними очень медленно) и поэтому вместо них я вижу пустые прямоугольники, которые не столько раздражают, сколько вызывают недоумение. Редко-редко, когда автор убедит меня буквами в том, что эту картинку стоит посмотреть, я открываю её в отдельном окне. Как правило зря.

Вообще с тех пор как изготовление картинок из домашней алхимии (фенидон, гидрохинон, красный фонарь) превратилось в два щелчка, картинок в нашем мире стало не то, чтобы очень много. И даже не слишком много. Охуеть как много, опизденеть, как много, оперепиздозалупеть, как много - это всё какие-то жалкие наноградации того, что имеет место быть.
А ещё и эти квадраты с треугольничками внутри, ведущие в бездонные пучины ютуба, рутуба и хуетуба - это вообще видимо начальная подготовка к добро пожаловать в Пиздец.

И, что самое гнусное, - у меня ведь тоже они есть, эти картинки! И хочется иногда их кому-нибудь показать, чтобы этот кто-нибудь сказал: о, какая картинка! у, какая картинка или тьфу, какая картинка.
Так что, как человек злой, но гуманный, я себе давно уже завёл отдельный журнал, где и тешу свою эксгибиционическую похоть, а в других местах выгляжу тихо и скромно, как всеми уважаемый школьный учитель и образцовый семьянин чикатило.
vill

(no subject)

Хотел уже было удалить письмо как очевидный спам, но в последнюю секунду прочитал первое предложение. Бля, да это ж Нэлка пишет! Из австралии. Образцовое письмо "ми энд май фэмили". По-английски, хоть сейчас вставляй его в учебник Аракина.
Кто не изучал английский язык в высших учебных заведениях советского союза, тот вряд ли знает, кто такой Аракин, да и не нужно ему этого знать. Аракин этот написал пять томов учебников для каждого курса и все они были основаны на произведениях английского писателя-педераста Моэма (кстати сказать, очень хорошего писателя, даже странно что нынешние педерасты его очень незаслуженно совсем забыли - последняя экранизация была лет тридцать назад с недавно умершей балтийской артисткой Артмане в главной роли), ну и частью на творчестве Оскара Уайльда.
Так вот Нэлка, да. Отчество её Мордковна, потому что папу её звали Мордка. Не Мордехай или ещё там как-нибудь, а вот именно так. И комната, в которой она жила была самой знаменитой во всём и без того знаменитом общежитии. После нашей, конечно, комнаты, где был вообще пиздец.
Я же у Нэлки был на свадьбе единственным в мире свидетелем с женской стороны. Я с ней спал в одной койке и хоть бы хуй у меня шевельнулся - вот какие мы были друзья! А она мне письмо по-английски.
Вот что делает с людьми заграница.
vill

(no subject)

Поспорили сегодня с матерью моего ребёнка о профессиональном образовании.
Я считаю и всегда буду считать, что есть три области человеческой деятельности, в которых профессиональные навыки не то, чтобы не очень нужны, а вообще нахуй не нужны - это поэзия, проза и изобразительное искусство. В последнем случае я готов сделать поправку на то, что если человеку очень хочется заниматься станковой живописью, иконографией или росписью по сырой штукатурке, то ему следует, конечно знать некоторые технические подробности, типа того, как из сырого яйца приготовить немеркнущую краску или чем растворитель номер один отличается от растворителя номер два, а скипидар от вайт-спирита, он же керосин.
Но не более того. Всё остальное наобум.
vill

(no subject)

Школьницы в белых бантиках покупали в магазине разноцветные пива: зелёный туборг и просто красный редз. День Знаний значит опять наступил.
На границе псковской и ленинградской областей стоит вывеска: Феофилова пустынь. Шаверма "Емеля".
Сосед по сиденью вышел в Луге поссать и не вернулся, оставив громко тикающий пакет с надписью "домовой". Доехали впрочем благополучно.
Вернулся домой: в кухне, оказывается, во время моего отсутствия взорвался пакет со сметаной. Очень холодно и нигде нет печки. Отопление включат в октябре.
vill

(no subject)

Да, и напоследок сформулирую-ка я свою позицию по национальному вопросу, чтобы больше к этому не возвращаться.
Я сам лично родился и вырос в "кузнице интернационализма", то есть в Казахстане, куда ссылали вообще всех. Я оттуда и уехал потому, что это очень хорошее место для ссылки, но никуда не годное место для жизни.
На лестничной нашей площадке слева от нас жили греки, наискосок - казахи, напротив - хохлы. Под нами жили ингуши, под греками - евреи, под казахами - русские, под хохлами - казахи. И так до самого первого этажа. Я до сих пор наизусть помню наш классный журнал: когда учительница математики вела пальцем сверху вниз - кого бы вызвать на казнь, я читал вместе с ней: Абфелько, Базыкин, Бахытжанов, Веллер, Васильев, Гасевская, Гаух, ага! вот - Горчев. Блядь! Все облегчённо вздохнули.

Никогда, ни разу в жизни мне тогда вопрос национальности не доставил ни малейшего неудобства, даже наоборот: известно было, что если зайти с утра в гости к Фариду, то там найдётся рыбный пирог и вчерашний чак-чак, а снимавшая у моей матушки комнату немка Екатерина Яковлевна Штер изготавливала чрезывычайно вкусное блюдо под названием "штрудель".

Казахи были отдельно от всех - это да. Хотя помню, как сразу после обретения Казахстаном независимости забрёл на рынок в поисках самой дешёвой китайской водки и встретил там однокласника Акылбека Нурмагамбетова - он осуществлял контроль над всем этим рынком. Он, к тому времени уже бывший боксёр с переломанным и так небольшим носом, долго тряс мне руку с восхищением вечного двоечника перед вечным отличником, и вручил мне самую лучшую бутылку водки, которая продавалась на всём этом рынке.

Ну и в район частных домов, где компактно проживали чечено-ингуши, заходить не следовало. Ну не следовало, и всё тут. Отпиздят - это ладно. Но они как-то удивительно талантливо умели унизить.

C тех пор прошло много лет и вдруг оказалось, что всё то, на что я когда-то не обращал внимания, оно имеет огромное значение. А я то! У меня в любимых женщинах ходили татарки и узбечки. Я, как не умел различать людей, так и не умею. То есть, различать-то умею, но по другим признакам. При том, что я, в отличие от многих патриотов знаю, какая огромная разница существует между туркменами и таджиками.
Да что там, страшно сказать - я очень люблю евреев, если они конечно не утверждают, что при советском союзе евреям запрещали играть в шахматы и заниматься физикой (был такой случай, я тогда наговорил очень много всякого антисемитического, но это было уже в Петербурге).

Да, а вывод. Вывод кошмарно банальный: если человек не верит в Господа нашего Иисуса Христа - это ещё не повод бить его в рыло. Если оскорбляет - тогда повод.
И ещё - я очень не люблю слова "рашка" и "эта страна". Я очень неадекватный патриот.
vill

(no subject)

Мне вот когда я читаю что-нибудь в интернете, всё чаще приходит в голову позабытое почти слово "камлание".

Собственно, в самом по себе камлании ничего дурного нет: ну покамлал человек, побил в бубен или накамлал чего-то там с трибуны или в телевизионном диспуте, а потом пошёл домой к деткам, принёс им гостинца, детки рады, пляшут - Новый Год тем более скоро.

Дурное в камлании - это те люди, которые его слушают. Камлание ведь само по себе идеально бессмысленно, ну как эни-бени-ряба - исковерканные слова каких-то доисторических языков. Но внимательный слушатель обязательно найдёт в этих звуках что-нибудь для себя лично обидное. Так мы, слушая в восьмом классе песню ансамбля крафтверк, ясно различали слова "йа твой слюга, йа твой работыник" и от этого ненавидели фашистов ещё больше.

А чего может разобрать в бессмысленном наборе звуков человек с высшим гуманитарным образованием, знакомый с основами латыни, древнегреческого и арамейского - это даже страшно себе представить.
vill

(no subject)

А вот скажите "мамут" - это означает "мамонт" или это что-то на иврите? У меня когда-то была болгарская марка, на ней был нарисован мамонт и написано "мамут".
Жалко, что никто больше не собирает марок. Филателия исполняла огромную просветительскую роль. Ну вот скажите, кто из нынешних школьников знает, как называется слово "почта" по-монгольски? Хуй. Никто не знает.