Category: путешествия

vill

(no subject)

Ну и про ишаков, пока не уехал.

Так вот. Когда я был маленьким дурацким мальчиком, который не выговаривал ровно половину букв русского алфавита (тридцать три делите пополам без дробей сами - это не моя проблема), я читал книжки из замечательной серии про всякую географию - Тура Хейердала, Пири и Амундсена, Обручева и этого, как его, забыл фамилию, который залез на Эверест, а потом отстригал у себя ножницами пальцы на ногах. Я с наслаждением читал про закупку где-то в Перу бальсовых брёвен, съеденных со слезами на глазах собак, и про не то норвежца, не то датчанина, который на плоту Кон-Тики пошел на корму посрать и получил по жопе акульим хвостом.

И верил я тогда, что жизнь моя бесконечна и я тоже буду отстригать у себя на ногах пальцы и плыть куда-то без руля и без ветрил на соломенной лодке.

А тут вдруг хуяк! - и спохватился, буквально в нынешнем сентябре - мне ж уже вот-вот пятьдесят лет и совсем скоро останется мне разве что согревать грелкой созревший геморрой. Дерево посадил, родил дочку и сына, написал книжку. Осталось только собрать вокруг себя родных и близких, дать им ценные указания и со счастливой улыбкой лечь в гроб.

А вот хуй вам, вполне ещё пока функционирующий. Я ещё живой, ну или, если честно, то хочу в этом ещё раз убедиться. Или не убедиться и сдохнуть где-нибудь в кызыл-куме. Эгоистично, конечно. Но зато хоть дети мои и их дети смогут с гордостью сказать: "А вот отец мой (ну, или дедушка) был вообще ебанутый".
vill

Мечты

Ходили тут с гостями в соседнюю деревню.
Дорога не очень долгая, но и не очень короткая. По пути задумались: а вот почему на псковщине нет ни единого ишака (один из гостей практически мой земляк, то есть возрос в городе Чимкент)? Ведь ишак в четыре раза компактнее лошади, жрёт в два раза меньше, а грузоподъёмность у них примерно одинаковая.
Тщательнео обдумав эту загадку, мы пришли к такому выводу, что ишаков тут нету потому, что им неоткуда тут взяться.

В связи с чем у меня родился проект. Вполне, между прочим, осуществимый.

Итак: я еду в Чимкент, покупаю там двух ишаков (мужчину и женщину) и отправляюсь на них к себе в деревню. Это около четырёх тысяч километров. Скорость ишака примерно равна скорости пешехода, так что, если проезжать по пятидесяти километров в день, плюс неизбежные остановки, путешествие займёт около трёх месяцев.

Пробег этот будет посвящён укреплению российско-казахстанской дружбы и будет проходить под двумя флагами: триколором и жёлтой юртой на синем фоне (вид сверху). Рекламные места на боках, лбах и даже жопах животных продаются за очень большие деньги. Это вам не поездка на каких-то сраных джипах до Владивостока для того, чтобы эти джипы потом публично обосрать. Тут всё честно.

Экипировка:

1. Фотоаппарат. Согласен на Никон D3s. Семь тысяч долларов - не такие уж большие деньги. Кенон и проч не рассматриваются. Хотя, впрочем, согласен и на Хассельблад с цифрозадом. Тридцать пять - тоже не очень много для такого благородного дела.
2. Ноутбук для ежедневного отправления отчётов в интернет. Особых предпочтений не имею, так что объявляется тендер.
3. Палатка, мешок, рюкзак - это ладно уж по знакомству возьму у дяди Ромы.
4. Хорошо бы ружо или карабин от отечественного производителя, а то мало ли чего. Рассматриваются Ижевск и Тула.
5. Хороший GPS. Ибо ишаки не любят ходить по асфальту. См пункт 2.
6. Справку от санитарного врача Онищенко для пересечения животными границы.

Остальное - мелочи. Маршрут по настроению. Приплод от ишаков - только личным знакомым даром.
vill

(no subject)

Говорят в Литве готовят закон про то что запрещено не возмущаться советской оккупацией.
Процесс пошёл, как говаривал один пятнистый генсек.
Ожидаю, что в скором времени каждому человеку, въезжающему в свободную и демократическую страну, будет вручаться список предметов и событий, которыми он обязан восхищаться и не имеет права отрицать под страхом тюремного заключения. Так, например, турист, путешествующий в Турцию через Азербайджан и Армению, будет обязан сменить своё мировоззрение не менее трёх раз.
Орвел тихо сосёт в своём гробу.
vill

(no subject)

Восемнадцатого числа прошлого месяца мы с писателем Новиковым и бывшим чемпионом Казахстана по плаванию должны были отправиться в экспедицию по реке Поной на Кольском полуострове.
Экспедиция планировалась на три, максимум, четыре недели.
Я в последнюю секунду спрыгнул из-за никому не интересных внутренних недомоганий, а остальные таки отправились в поход.
Сегодня уже двадцать седьмое и никаких сведений от Новикова нет. Я его знаю много лет, и вряд ли он, вернувшись, удержался бы от сообщения "ну и долбоёб же ты, Горчев, что не поехал".
Волнуюсь. Как бы не пришлось подобно доктору Ливингстону снаряжать спасательную экспедицию дабы вызволить путешественников из плена у воинственных саамов.
vill

(no subject)

Слово - страшная сила, тем более письменное слово.
Стоило мне в каком-то своём сочинении упомянуть слово "Апатиты", как вот уже хлоп - и я туда еду.
Писатель Новиков, который не ищет лёгких путей, разработал план героического путешествия по кольской реке Поной с выходом на погранзаставу, каковой план более всего напоминает сюжет передачи остаться в живых.

В связи с чем шкурный вопрос: не подскажет ли кто-нибудь из жителей города Апатиты, где там можно недели на три безопасно оставить машину?
vill

(no subject)

Надо ехать срочно в город дня на четыре.

Сижу, туплю: что же делать со скотиной, мерзавцем и ублюдком Степаном? Соседи по разным причинам отпадают.
Остаются два варианта: сварить уроду и гниде ведро макарон с сардинами и оставить его на цепи или же сварить ему то же самое ведро и с этой цепи спустить? В любом случае он ведро это сожрёт за один присест - два раза лопнет, шесть раз обосрётся, но сожрёт.
Интересно, что будет дальше: в первом случае он заебёт всю деревню своим воем, а во втором - своей общительностью.
vill

(no subject)

Да! Забыл сообщить важное сведение.
Водка, которая не для выебона, а просто так водка, в городе Гомель стоит вся одинаково: 6660 тамошних рублей.
vill

Гомель

Только выйдя на привокзальную площадь и свернув налево за угол, я сообразил, что уже однажды бывал в городе Гомель и даже, увлёкшись покупкой сметанных булочек, за малым делом не опоздал на поезд.
В этот раз времени у меня было побольше, так что прошёлся туда-сюда по улицам Победы и Ленина. Очень чисто. Бросить окурок на тротуар может разве что какой-нибудь педофил. От одного перекрёстка до другого - три машины, если считать с обеих сторон улицы.
Обнаружил множество магазинов со знаменитой на весь мир белорусской обувью, огромное количество мокрых и серых цыганских женщин, которые все просили у меня закурить, но я никому не дал, и ни одного, вообще ни одного места, где можно что-нибудь съесть.
Купил в конце концов оксюморон, то есть, чебурек по-белорусски. Чебурек по-белорусски очень сильно солёный и чем-то слегка подванивает, но, как показала дальнейшая жизнь, вполне безопасный.

А вообще Гомель напомнил мне город моего детства таким, каким он был до тех пор, пока в него не перенесли столицу: посмотреть особенно не на что, но на то, что есть, смотреть не противно.
vill

(no subject)

А вот вдруг тут есть патриоты города Гомель.
Я завтра буду в городе Гомель по совершенно идиотскому поводу, что грустно. А вдруг в городе Гомель есть такие штуки, которые следует посмотреть независимо вообще ни от какой необходимости?
vill

(no subject)

"Ты уж как доберёшься, позвони сразу" - наставлял неразумного своего брата провожавший его петербуржский житель. Брат кивал и был на всё согласный, лишь бы его отправили наконец в путь до вожделенного города Витебск.
Брат облобызал брата и убежал торопливо по неотложным своим петебуржским делам, а оставшийся брат сел на нижнее боковое место и некоторое время смотрел в окно. В окне было всё то же, что он видел в предыдущий месяц. Купил у проезжавшего по вагону тележечника небольшую, очень маленькую, бутылку горилки (во львовском поезде водки не продают). Потом тележечник поехал обратно и опять продавал горилку.
На станции Дно в вагон вошли линейные милиционеры. "Где тут?" - спросили они. "Вон" - указали пассажиры.
Обули, завязали шнурки на ботинках, увели куда-то. А он так и не промолвил ни слова.

Это только по карте кажется, что от Петербурга до Витебска всего-то ничего. А если посмотреть даже на самую большую карту мира, то и до Антарктиды максимум полметра. А потом оказывается, что и в самом быстром пароходе плыть до неё полгода. И до Витебска тоже не всегда за один раз доедешь.