Category: религия

vill

69

Да, вот maccolitМассе 69.
Я не гусар, а простой крестьянин, так что обойдусь без шуток.
Мы с ним оба родились в крупные праздники, не очень зависящие от общественного строя: он на Крещение, а я на Воздвиженье.
Праздники эти отличаются тем, что на Воздвижение положено весь праздник горько сокрушаться, а на Крещение надлежит окунаться в прорубь, а потом пить водку и плясать. Вот как всё по-разному.

Когда-то Александр Николаевич был моим начальником и мы очень много с ним ругались и сильно обижались друг на друга. Я был фантастически хуёвым подчинённым: ни одного задания я, даже для смеху, не делал вовремя. И Александр Николаевич иногда меня за это упрекал. Меня! Светоча русской словесности и практически гения. Представляете?

А потом Александр Николаевич перестал быть моим начальником и оба мы вздохнули с облечением. Потому что ему теперь всё делают вовремя, а меня никто больше не бранит, хотя я по-прежнему не делаю ничего вовремя.

Да, а это я к чему? А! Вот: к тому, что пора бы мне уже, пожалуй, начать раздавать долги, пусть всего лишь устные или письменные, тем, кто сделал для меня что-нибудь Хорошее.
Александр Николаевич сделал мне Очень Много Хорошего. Наверняка это далеко не самое главное, что он сделал в своей жизни, но тем не менее.
Спасибо, я редко говорю это искренне, и тем более, тогда, когда совершенно трезвый.

Если буду жив, загляну на юбилей в следующем году с каким нибудь сельскохозяйственным продуктом. Ну, там, типа яиц десяток или кило картошки, если вырастет.
vill

(no subject)

Да а вот кстати как я угодил в православие.

Мне, как и большинству здравомыслящих людей страшно не нравится то, чем это православие занимается сейчас, но, как говорили в кинофильме Брат-2, наши своих на войне не бросают.

В православие я попал очень замысловатым образом - через американского писателя Сэлинджера. Еврей, конечно.
Была у меня тогда (лет тридцать мне тогда было) знакомая барышня, очень продвинутая. Она научила меня слушать звуки ансамблей кокто-твинз, токин-хедз и рэйдио, опять же, хедз. Ну и на дорожку она давала мне почитать сочинения философа Розанова (ниасилил, потому что примечаний больше, чем текста) и американского писателя Сэлинджера на американском языке.

Я Сэлинджера, конечно, читал и до этого по институтуской программе, зе кетчер ин эе рай, а тут были рассказики про Фрэнни энд Зуи.
И вот кто-то из них, не помню кто, начитался рассказов про некоторого русского монаха, который всё время бубнел "господи иисусе христе, помилуй мя". Барышня, не важно, Фрэнни или Зуи, решила это дело попробовать на себе, от чего её начало тошнить прямо в миску с улитками. Но еврейская семья с уклоном в буддизм её во втором рассказе от этого дела спасла и всё закончилось благополучно.

Я же, как человек любознательный, тоже решил произвести этот эксперимент на себе. То есть ходил и двое суток произносил это заклинание. Язык мой высох, очень тошнило, в голове начали бить колокола и был мне Голос. Не с небес, а изнутри, добрый. "Иди, - сказал Голос. - Покрестись наконец".

Ну пошел и покрестился. Младенцы орут, от попа перегаром воняет.
"Отрекохся!" - крикнул я куда-то на запад.

Вышел на улицу, произнёс заклинание - нет, не тошнит.
vill

(no subject)

Специально для dodododo - про имяславие и имяборчество.
Для атеистов и прочих мракобесов это будет не интересно, поэтому под кат. Collapse )
vill

(no subject)

Встретили тут давеча бабушку, которая толкала в горку тачку с двумя небольшими брёвнами для фундамента теплицы.
Ну, помогли, конечно, докатить тачку до дома. Бабушка по дороге рассуждала: "Ох, плохо, мальцы, дай вам Бог здоровья, без мужика в деревне. Я-то своего сама в гроб загнала. Пяздела всё, пяздела. Знала б, как всё будет, так слова бы не сказала. Гулял бы, бил бы - молчала бы. Только бы живой был. А вот двадцать лет уже мучаюсь".
Заплакала. Мы скинули брёвна у неё во дворе и пошли дальше. Чего тут возразишь.
Дремучий менталитет, хуле там.
vill

(no subject)

Читаю иногда коментарии и думаю: вот до чего ж всё ж таки удивительные существа - люди.
Некоторые всё понимают, другие вообще ничего не понимают, одни кретины, другие прекрасны, одних хочется послать нахуй, а с другими нужно выпить сразу по двести.
И все живые.
И если бы я был Господь Бог, то сидел бы и улыбался незаметно в свою бороду. Потому что нехуёво они придуманы.
vill

(no subject)

Отношение у откосивших (через дурку или купленное плоскостопие) к армии примерно такое же, как у атеистов к религии.
Последние, чем больше сомневаются: а может быть Бог таки есть, тем громче вопят о продажности и мракобесии. Лучше всего вопится о православии: старухи завсегда безопаснее шахидов.

А первые, если они не женщины (у женщин своё биологически оправданное отношение к армии. С одной стороны они значительным своим процентом любят военных, красивых-здоровенных, а с другой лягут крестом за нежного своего мальчика, которого собираются в эти военные отдать), как правило не лишены таки системы распознавания пресловутого доброзла, вшитой в каждого человека, каким бы он ни был говном. И система эта где-то там глубоко в душе попискивает.
Негромко, но неприятно. Родину, говорит, надо защищать.

Да какую, блядь, родину?! Рашку эту пидорашку?! Прогнившую эту и проржавевшую всю нахуй? Абрамовича с его, блядь, яхтами и Прохорова с его куршавелями и блядями? Ксению, блядь, собчак?

Родину, сынок, родину. Берёзки-тополя. И в поле каждый колосок.

Смешно, да? Так хули ж ты засираешь тут нам нашу канализацию? Она и без тебя еле справляется. Её со времён развитого социализма ни разу не чинили.
Шенген есть? Гринкард дали?
Если нету и не дали, то сиди, сопи и помалкивай. А если есть и дали - так чего сидишь?
vill

Мимоходом-3

Обнаружил ещё одну прискорбную нелогичность в русском языке: слова "католик" и "алкоголик" грамматически ничем не отличаются. Но при этом почему-то "католицизм" и "алкоголизм".
Тогда уж надо либо "католизм", либо "алкоголицизм".
Назрела реформа языка, точно назрела.
vill

(no subject)

Забрал сегодня картинки из лаборатории, напечатанные с плёнки, смотрел на них и думал, что вот какая гигантская разница с цифрой, а хуй объяснишь.
Ну это как аудиофил не сможет объяснить разницу между винилом и компакт-диском - он будет только размахивать руками, но ничего членораздельного от него не услышишь.

А разница между цифровым и аналоговым вот в чём: всё, придуманое Господом Богом - оно смертно и поэтому прекрасно. Плёнка тускнеет, пластинка запиливается, картина трескается и осыпается. Даже и Кащею Бессмертному был оставлен шанс умереть - та самая игла в яйце. В конце концов даже камни умирают.

А вот цифра, она бессмертна. Ничего с ней не сделается, если, конечно не ставить на компакт-диск чайник и не колоть винчестером орехи. Но даже и тогда её, эту цифру, можно оттуда вытащить.
И через много-много тысяч лет разумные и просвещённые тараканы, выкопав какую-нибудь хуйню из древнего города, если сильно постараются, смогут послушать владимирский централ.
vill

(no subject)

Две одинаково безобразные фотографии показывают тем не менее принципиальную разницу между, назовём это вежливо, пойнт-энд-шут и пресловутой говнозеркалкой. Одно событие, а как по-разному они его видят.



55.23 КБ

Гоголевские чтения, кстати сказать, прошли вчера на удивление уютно. Иван Иванович Краско одаривал выступивших коньяком, но мне зачем-то вручил водку. Это потому что я прочитал свой отрывок из шинели хуже всех. И тем горжусь.

С любопытством пронаблюдал отношение ко мне старейшин союза писателей. Они не только со мной не поздоровались, но и смотрели как-то сквозь. При том, что с Поповым мы однажды пили коньяк-хенесси в гримёрке у Макаревича, с Кураевым (не диаконом) плавали (именно плавали) до острова Валаам, да так и не доплыли, а у Мелихова я ел, было дело, в кухне магазинную пиццу в компании с тогда ещё многообещающим писателем Быковым (позже он все эти обещания исполнил). При этом они вполне благожелательно беседовали с моими соратниками по творческому цеху - Крусановым, Етоевым, Носовым и Бояшовым.
Чужой я им - я из интернета и матом ругаюсь.

Но я впрочем не обиделся вовсе, ибо у нас радость: Христос воскресе!
vill

Такой день

Всех православных - с Крещением Господним.
Александра Николаевича Житинского - с днём рождения.
А старому моему институтскому другу Лёше - упокой души и царствие небесное.