Category: 18+

vill

(no subject)

Да, и немного про Оксан.
Когда мне было года двадцать четыре и я обучался в институте иностранных языков в городе Алма-Ата, я однажды насмерть разругался по пустяковому поводу (типа книжку кто-то у кого-то взял почитать и не отдал) с сожителями по общежитию и переехал жить к приятелю по пьянкам Андрюхе на угол Абая и Баумана. У него как раз комната пустовала, а времена были ещё не очень монетизированные, то есть задаром.
Жили бурно. У меня был стереоламповый проигрыватель с подключенным к нему катушечным магнитофоном, на котором вращалась всякая прогрессивная музыка типо алан парсонз проджект. Каждый вечер, понятное дело, бабы, которых ебли, кому что достанется, в отдельных комнатах. Никакой групповухи, ни-ни. Горбачёв тогда только-только начал антиалкогольную кампанию.

Да, так вот про любовь. Двор был общий с андрюхиной тёткой - пышной еврейкой по имени Соня, в застёгнутом на одну пуговицу домашнем халате. Я, впрочем, хотя и не мог порой отвесть глаз от небрежно вывалившейся из декольте сиськи размера эдак примерно пятого, бил себя мысленно по рукам, ибо не для меня это вывалилось, а так, чисто случайно.

А у Сони была ещё впридачу дочка. Восьмой класс, пятнадцать лет и привет режиссёру Поланскому. Розовое платьице, натуральная блондинка (свят-свят-свят) и серые прозрачные глаза, которыми она на меня как один раз посмотрела, так я их с тех пор и рисую, когда хочется рисовать.
Ох, блядь, как же она надо мной глумилась и издевалась. Двор-то был общий и мы вместе собирали черешню и вишню. Мы сидели с ней как птицы на одной ветке и, когда никого из её родственников не было видно, самозабвенно целовались.
Однажды, когда был дикий дождь, она пришла ко мне совершенно мокрая под одеяло.
И я, молодой ещё тогда, дурак, понял одну штуку: не нужно лезть к этой девочке внутрь с круглосуточно торчащим по её именно поводу хуем. Она приходит сюда не за этим, а за, извините уж за такое слово, любовью, которой тут дохуя. Да, иногда любовь удачно совмещается с еблей, но это чуть позже. А пока что - спать.
vill

(no subject)

Всем известно, что при наступлении сколько-нибудь плюсовой температуры все петербуржские женщины младше пятидесяти лет раздеваются практически догола, дабы впитать в себя лучи столь редкого в этом городе солнца.
Что позволяет заезжему жителю из псковской области сделать некоторые статистические наблюдения. Как-то:

С сиськами всё великолепно. Вкус и цвет, понятное дело, вопрос индивидуальный (я лично предпочитаю не объём, но аккуратность): всё расположено там, где оно должно быть, не выше и не ниже, и даже без бюстгальтера ласкает взор и вызывает смутные грёзы.

С ногами же много хуже: от жопы до колен ещё ничего, а дальше что-то блокадное и авитаминозное. За четыре часа удалось встретить от силы двух барышень с правильными икроножными мышцами, да и те были наверняка приезжие.

Про гармоничное же сочетание "жопа-ноги" вообще можно только плакать - там происходит какая-то гуманитарная катастрофа. То есть одно из двух.
vill

(no subject)

Меня сегодня жена отругала по телефону за то, что я перекашиваю пространство.
Задумался.
А ведь действительно: прихожу, помню в комнату в общежитии, тихий, худенький с матрасиком. Там все сидят за чертёжными досками, чертят. Я тихо лежу в уголке, читаю братьев стругацких, инициатив никаких не выражаю. Через два месяца заходишь в ту же самую комнату, а там уже пьют одеколон и отстаивают в стаканах зубную пасту поморин.

Однажды, помню, пятикурсники, все уже тогда женатые, сжалившись надо мной, пустили меня пожить в свою комнату, тем более, что все они уже снимали квартиры. Через три месяца один пятикурсник зашёл посмотрнеть как там поживает его койка и обнаружил на ней голую бабу с подбитым глазом. На полу валялся заблёванный студент, имени которого никто не помнит.
"Уважаю", - сказал не лишённый юмора пятикурсник. А я тут не при чём, я вообще слушал через наушники пластинку Пола Маккартни.

Всякая комната, в которой я поселялся, через некоторое время становилась легендарной и пресловутой при том, что я ровно ничего там не делал. Но каким-то образом там заводилось блядство и алкоголизм, а иногда и самогоноварение.

Я не знаю, как это у меня получается. Я ведь действительно практически никогда ни в чём не участвую.
vill

(no subject)

Научился бить мух. То есть я и раньше это умел, но делал всё неправильно: я подкрадывался к мухе на цыпочках, бил её из всех сил по голове газетой и обычно промахивался. А правильно - это совсем не так. Правильно муху нужно бить равнодушно, потому что она тебе похуй. Тогда муха тебя не почувствует, и ей пиздец.

Утром выключилось электричество. Решило попугать: что, мол, страшно? Тут тебе не город, тут можно и неделю и месяц его обратно дожидаться.
Ну я поразмыслил: для освещения у меня есть керосиновая лампа. Еду можно (и даже лучше) готовить на третьей моей печке. Продукты из холодильника легко спустить в подпол. В фотоаппарате батареи хватает на полмесяца. В телефоне - на два дня, да и хуй с ним, с этим телефоном, равно как и с интернетом. А больше у меня ничего электрического нету.
Электричество тут же испугалось своей ненужности и включилось обратно.

Завёл компьютер, включил интернет и тут же сквозь всемирную сеть под моим носом проплыла в какой-то мутной барахолке блистающая вспышка прямо на мой фотоаппарат и считай даром, но жадная пучина тут же поглотила ея. Вот так оно - одно за другое: сначала электричество, потом интернет, потом что-нибудь из интернета, а там и до детской порнографии недалеко. Тьфу, анафема!

Пойду лучше сажать Зимний Чеснок, мне соседская бабушка подарила. Скоро ещё хрен для посадки прибудет. А Чорную Редьку посажу уже весной. И будет тогда в моём дому всё хрен да полынь, что не может не радовать.
vill

Последнее

"Слушай, Дима, - задумчиво спросил меня Рикку, когда в восемь часов утра мы возвращались из ночного бара в гостиницу, и надолго замолчал. Я не стал его подгонять: финн нетороплив - это знает даже режиссёр Рогожкин. - Вот эта девушка..." Рикку снова задумался.
Мимо пронесли за руки-за ноги литовского журналиста.
"Ну, с которой ты разговаривал до утра... Извини, мне просто действительно интересно... (тут я вынужден перейти на английский, на котором мы собственно и разговаривали, потому что боюсь что-нибудь неправильно сформулировать, а Рикку действительно думал над этим вопросом) - Why did you? Were you actually fascinated with her Really Big Tits?"
"Ю ноу, Рикку, - ответил я и тоже надолго задумался. Рикку удовлетворённо кивнул: серьёзный вопрос требует такого же серьёзного ответа. (теперь можно обратно на русский - себя я обратно переводить умею) - "Сиськи у неё да -, сказал я, внимательно всё обдумав, - хорошие сиськи. Но это типа бонус. То есть он не обязательный. Если бы у ней вообще не было никаких сисек, я бы всё равно пиздел бы с ней до утра".
Рикку посмотрел на меня с большим уважением, но, кажется, не поверил. Тем более, что мы всё равно уже пришли.
vill

Всё, последнее, больше потом ничего пиздеть долго не буду

Видел Настоящую Блондинку. В ресторане Ки До, она пришла в очень короткой шубке. Сняла с себя шубку, потом ещё что-то. Я смотрел как зачарованный. Блондинка проверила, как на неё падает свет. Свет падал охуительно - видно было даже, что сиськи у неё самые настоящие.
Потом, минут через двадцать к Блондинке пришёл человек. На две головы её ниже, но очень хорошо одетый. Ну и увёл её к себе куда-то в казематы - пиздить её там плёткой и дрочить ей на лицо.
А она ведь тоже человек.
vill

Про сосание Хуя

Прочитал вот это и вдруг задумался.
Первый в моей жизни минет случился в общежитии при помощи одной цынической девушки. Если говорить формально, то никакого минета, то есть собственно сосания Хуя, и не было: меня настолько тогда потрясло само намерение, что тут же всё и закончилось.
Впоследствии менее цынические дамы обставляли это дело таким образом, будто бы они совершают некий Подвиг, отчего лично мне было как-то неудобно доставлять им такое беспокойство и я обычно старался это дело как можно быстрее перевести в обычную еблю.
И только совсем уже после, через много-много лет я с изумлением понял, что на самом деле, нет это даже страшно писать такое, но оказывается ВСЕ женщины сосут Хуй. Ну во всяком случае, все женщины, способные лечь лично со мной в койку. Про остальных я ничего не знаю и никогда не узнаю.
Когда я сделал это открытие, идея Подвига прошла и что осталось?
А осталось в конечном итоге примерно то же, что осталось после употребления нескольких тысяч видов разнообразных экзотических напитков, когда оказывается, что пить нужно не текилы и абсенты, а самые простые и первичные напитки: водку, портвейн и пиво. Из всей дивной камасутры самые эргономичные расположения - это три основных и простых, а остальное всё - это дрыгоножество и растянутые связки. И из всех отверстий и складок в женском организме для ебли лучше всего приспособлена, как это ни странно, именно Пизда.
Нет, меня не нужно понимать превратно: я совершенно не возражаю против сосания Хуя лично у меня. Я просто думаю, что у нас, таких очень разных и без того с большим трудом друг друга понимающих, гораздо лучше получается общаться при помощи лиц. А Хую гораздо проще общаться с Пиздой, с которой они очень похоже устроены, и которую я тоже впрочем люблю, какие бы обличья она ни принимала. Ибо вышли мы из неё и уйдём тоже в неё однажды. И вообще, хорошая она, добрая и доверчивая, как крестьянская девушка.
vill

(no subject)

Я вот всегда с детства боялся РОДИТЕЛЕЙ.
Неважно каких, главное, что они придут всегда именно тогда, когда всем весело и спросят что-то вроде "а ты мусор вынес?". Ну или там уроки сделал ли и какие оценки получил. Это не мои даже родители, а любые. Они приходят усталые всегда, а мы тут в общем-то ничего постыдного не делали, мы подушками дрались, а им это противно, что кто-то может драться подушками, когда у них всё так хуёво и даже не потому что машина у них сломалась и на работе полное говно, нет, не потому, а потому что вообще всё сложно а мы ещё не понимаем и поэтому тут мы такие все раскрасневшиеся и даже не потому что письки друг другу показывали, а потому что блядь у нас всё ЗАЕБИСЬ и нет у нас никаких проблем именно потому что это они нас каждый день кормят, чтобы у нас было счастливое детство, а мы нихуя не ценим как это всё непросто на самом деле.
И все сразу замолкают и подушками никому больше драться не хочется и все расходятся по домам.
vill

добро-то посильнее зла

Ещё я очень люблю Татьяну Никитишну Толстую. Потому что она за Добро и я сам лично наблюдал как на самом деле Добро должно бороться со Злом.
Леха про это однажды писал отчёт, но там брехня всё от первого до последнего слова. И никто меня не переубедит, потому что я сидел за тем же самым столом.
А было всё так: Татьяна Никитишна сидела и говорила очень умные и интересные вещи. Тут порнограф и наркоман Ширянов закинул ногу на ногу и попытался её перебить. Тогда Татьяна Никитишна не прерывая речи выпила стакан водки и повалила порнографа Ширянова вместе со стулом под стол. Там он и провалялся до самого конца заседания среди окурков, которые она туда сбрасывала. Лёха Андреев сделал лошадиное лицо и два раза перебил Татьяну Никитишну, после чего она выпила ещё один стакан водки, показала ему Хуй и дала в зубы. Так что Лёха тоже до конца заседания искал под столом свои очки.
Я вот за такое Добро. Я всегда за тех, кто выигрывает.
vill

Порнография

А я вот очень люблю порнографию.
Больше всего порнографии конечно в интернете, но в интернете её лучше смотреть с отключенными картинками. Или есть ещё такой чудесный браузер lynx - он вообще ничего кроме текста не показывает, вот в нём и надо смотреть. А то там написано "прекрасные лолитас", но если посмотреть картинки, то сразу понятно что лично гумберт-гумберт немедленно заблевал бы этих пожухлых лолит в бантиках и юбочках с ног до головы. В интернете совершенно не соблюдают правил настоящей порнографии.
В настоящей порнографии должны соблюдаться обязательные правила, иначе это не порнография, а хуйня. Не важно, где снят фильм, кто режиссер и кто артисты, но в нём непременно должна быть исполнена некоторая обязательная программа, как у фигуристов. Элементы правда можно менять местами, тут режиссёр может проявить творчество - можно к примеру сначала ебать в жопу а потом сосать хуй, но ни без того, ни без другого обойтись совершенно невозможно. Кроме того, все эти действия должны производиться в строго предписанных положениях и сниматься с канонических ракурсов, иначе опять будет хуйня.
Главным же конечно номером всегда является женщина, зажатая наподобие гамбургера между двух мужиков с толстыми жопами. У любой артистки при исполнении этого номера всегда бывают такие несчастные глаза, что лично у меня она даже вызывает чисто человеческое сочувствие - хоть она и блядища конечно, но всё равно ведь человек, а не зверушка какая-нибудь. Да и зверушку бы тоже было жалко.
Впрочем бывают, говорят, такие изысканные порнографии, где вообще сначала выебли, а потом зарезали или наоборот, но они мне неинтересные, потому что это тоже не порнография а хуйня.

А вообще, меня страшно поражает количество женщин, желающих ну если не поебаться в прямом эфире, то хотя бы показать человечеству свою жопу. Ведь ни одного совершенно нет печатного издания или кинофильма, чтобы там не было Голой Женщины. И ведь женщины всё время разные! Редко-редко когда встретишь знакомое лицо. То есть получается, что таких женщин должно быть несколько десятков миллионов.
Кстати сказать, мужиков, желающих показать человечеству свой Хуй, гораздо меньше. Можно даже очень примерно посчитать: вот скажем в ЖЖ русскоязычных пользователей тысяч десять, из них, допустим, мужиков половина и среди них только один желающий показать Хуй. Таким образом, мы имеем одного из пяти тысяч. Получается, что среди всех жителей Земли, если вычесть младенцев, совсем дряхлых стариков и тех, чей Хуй вообще никому неинтересен, наберётся от силы тысяч двести желающих, что существенно меньше, чем среди женщин.

Это, видимо, очень ценное наблюдение, только я совершенно не знаю, что бы оно могло означать.